Туманное будущее Алексея Навального

17

У него есть шанс стать и заключенным, и цивилизованным политиком, и дешевым популистом.

Вот и отшумела Болотная с весьма эмоциональной презентацией федерального политика Алексея Навального. Теперь пришло время задуматься всем нам, и не только москвичам: что же мы получили в «сухом остатке» и как с этим новым феноменом жить дальше?

  1. Навальный интересен хотя бы уже тем, что сумел придать нашей, казалось бы, умершей политической жизни новую интригу. А то ведь всякие разные политологи с утра до вечера жевали единственный сакраментальный вопрос: уйдет ли Владимир Владимирович на заслуженный отдых при нашей жизни?

  2. Мы получили действительно нового политика федерального масштаба. Доказательство налицо: о нем, не называя фамилии, уже пару раз высказался сам ВВП. Это признание и переход Навального из состояния «одного из» в статус харизматика, при одном упоминании имени которого разум кое у кого отключается, сторонники превращаются в поклонников, а то и фанатов.

Но вот на этом месте я хочу перейти от перечисленного выше позитива к спокойному разбору полета.

Навальный собрал в свою поддержку только 10% московских избирателей. Кто эти несколько сотен тысяч человек?

Прежде всего — ядерный электорат Алексея, сгруппировавшийся вокруг него в Сети; его поклонники, для которых он давно стал мифологическим героем. Трудно сказать, какую долю от проголосовавших за Навального составили эти люди. Осторожно предположу, что их не менее половины от упомянутых выше 10%. Кто эти люди? Блогеры, укрывающиеся за никами, что позволяет им лихостью в Сети компенсировать робость в реале. Ушибленные национальным вопросом, нашедшие, наконец, не совсем дремучего выразителя своих метаний. Да и просто молодые ребята, которым обрыдло безнаказанное безобразие, творящееся в России, и политический класс, фактически и небеcкорыстно прикрывающий это. Жесткий в оценках и резкий в действиях, никого и ничего не боящийся Навальный для них этакий Бэтмен.

А вот вторая часть отдавших свои голоса за Навального — это несколько другой типаж: вполне состоявшиеся, серьезные люди (см. например список бизнесменов — подписантов «контракта» с Навальным, известные деятели культуры, в открытую поддержавшие его). Однако тут работает логика уже не поклонников, а попутчиков: использование Алексея в качестве тарана со стальным наконечником (по меткому наблюдению нелюбимого мною Проханова) в борьбе с властью. Главное, по мысли этих людей, пробить брешь в стене, а там мы сами разберемся, что делать дальше — с Навальным или без него.

Но и первую, и вторую часть московского электората Алексея в только что прошедшей кампании накрыл энтузиазм и азарт, которые начинают вытеснять элементарный здравый смысл.

Например, зачем мой друг Дмитрий Орешкин выступал на митинге 9 сентября? Ведь он инициировал и реализовал отличный проект «Народный избирком», смысл которого — объективность и равноудаленность от любого из кандидатов в мэры, что и было продемонстрировано в ночном эфире «Дождя» сразу после закрытия участков. А теперь, из-за этого злосчастного выступления на Болотной, многочисленные недоброжелатели того же Навального могут заявить, что «Народный избирком» ему подыгрывал, отдав Собянину менее 50% голосов. Я уж не говорю про пресловутый «список врагов Навального», появление которого заставляет вспомнить тоталитаристский принцип «кто не с нами, тот против нас».

Навальный, к счастью, продемонстрировал, что у него со здравым смыслом пока все в порядке. 9 сентября после пламенных речей он попросил митинг разойтись, а запланированное на 14-е аналогичное мероприятие (кстати, согласованное с мэрией) просто отменил. Он, видимо, понимает, что уличная политика — по крайней мере в нынешней ситуации — загонит его публичную деятельность в тупик, как это произошло с Лимоновым и его стратегией-31.

Но логика политической жизни не терпит пустоты. Заявившись на федеральном уровне, Навальный должен как-то отрабатывать те авансы, которые ему выдали сторонники — «единственный настоящий лидер оппозиции», «кандидат в президенты» и т.п. Очевидно, что возвращения в блогосферу, в его достаточно успешные антикоррупционные проекты уже недостаточно. Нужна новая публичная и громкая игра.

И тут у Навального есть вполне объективные препятствия.

Во-первых, это высосанное из пальца дело «Кировлеса», которое тем не менее может обернуться реальным приговором. Скорее всего Навального не посадят, ограничившись условным сроком. Но это не позволит ему несколько ближайших лет баллотироваться на любых выборах. Например, в Мосгордуму через год, где у него был бы неплохой шанс получить депутатский мандат. В какой-то степени обойти это ограничение ему может позволить выдвижение на первый план жены — Юлии Навальной, которая имеет, как видно, задатки для того, чтобы стать публичным политиком.

Во-вторых, Навальный в свое время отказался участвовать в создании и войти в партию «Народный альянс», которая позиционирует себя в качестве политической структуры его сторонников. Сделал он это, видимо, из-за массового отвращения людей к образованиям, которые называют себя «партиями». «Народному альянсу», как известно, уже дважды отказали в регистрации, и это уже не случайность, а тенденция. А опираться на какую-то организованную силу — причем уже не только в Москве, но и по всей России — Навальному надо, чтобы оправдывать розданные ему авансы.

Конечно, можно и не стараться снова идти в Минюст. Тем более что современный политик-популист старается максимально расширить круг своих сторонников, демонстрируя левизну там, где ее ждут, и ровно так же ведет либеральные речи, чтобы понравиться другой части электората. Классические примеры такого типа политиков в России — Владимир Путин и Владимир Жириновский.

Но у Навального, в отличие от этих двух персон, нет ни административного ресурса, ни сильно раскрученного персонального политического проекта.

Обратиться снова к «хомячкам», попытавшись сделать из них сетевую структуру? Но надо иметь в виду, что, кроме Москвы, у Навального этот людской потенциал очень небольшой. Чтобы его нарастить, нужно в поте лица работать не один год, причем не только в Сети, но и совершая поездки по стране. И даже это не гарантирует нужный результат.

Однако, кроме чисто организационных усилий, федеральному политику нужна оригинальная повестка дня. У Навального она пока сводится к борьбе с «жуликами и ворами». Но было бы глубоким заблуждением считать, что вокруг этой идеи сейчас в России можно сплотить много людей. Конечно, жулики и воры всех давно достали. Тем не менее, тема борьбы с коррупцией уже не является политическим ресурсом: кто-то привык и смирился с этим фоном российской жизни, а кто-то, наоборот, считает, что пора — в буквальном смысле — взять дубину в руки.

Народ намного более предметно волнуют ЖКХ, рост цен, исчезновение бесплатной медицины, школьное образование. А вот здесь Навальный несилен: то, что он выдвинул по этим вопросам на выборах мэра Москвы, было весьма поверхностно и декларативно. Просто нужно было для галочки показать, что тебя волнуют местные проблемы, хотя на самом деле Навальный вложил всю свою энергетику в раскручивание федеральных тем: к борьбе с коррупцией присоединилось введение визового режима для мигрантов.

Можно, конечно, погрузиться в социалку. Но для этого, опять же, нужна огромная черновая работа, чтобы через изучение региональных особенностей выйти на какие-то общероссийские предложения, которые, в свою очередь, нужно привлекательно упаковать. Уф!

И вот здесь Навального ожидает ловушка, в которую он может легко попасть. Ведь есть уже готовая тема, которая может быть быстро продана значительной части населения, разогретой ксенофобскими настроениями: мигранты и Кавказ. А если помножить это на брутальный стиль высказываний и статную фигуру, то мы получим мощного внесистемного лидера, который — такова логика политического процесса — быстро забудет даже ритуальные слова о демократии и европейском выборе. Потому что Россия, увы, не Франция, где Ле Пена и его дочь общество аккуратно загнало в небольшую электоральную нишу. У нас — или ты зовешь к топору, или тебя как интеллигентного хлюпика быстро сменят «тесаки».

Навальный пока, я надеюсь, в эту ловушку не попал, хотя его московская кампания смотрелась хорошей прелюдией к такому шагу. Посмотрим, что будет происходить уже в ближайшее время: возобладает здравый смысл и желание тяжело пахать на поле цивилизованного развития России или желание быстрой и дешевой популярности затмит глаза и снесет крышу.

Евгений Гонтмахер, Московский Комсомолец