Женевское соглашение Лаврова и Керри впечатлило не всех

52

Когда российские государственные СМИ триумфально сообщают о договоренности между РФ и США в отношении химического оружия Сирии, это закономерно.

А вот когда этому соглашению радуются представители обамовской администрации, то это противоестественно, т.к. никакой пользы от него для Америки нет. Так считают критики сирийской политики Обамы во главе с сенаторами Джоном Маккейном и Линдси Грэмом.

Эти джентльмены назвали женевскую договоренность США и России «бессмысленной». Они не только не видят в ней «прорыва», о котором говорят правительственные чиновники, но и считают ее неверным сигналом Ирану: теперь тегеранские муллы будут меньше бояться, что кто-то захочет силой остановить их ядерную программу. Уж если Сирию не наказали за действия, страшнее которых не бывает, то Иран тем более не накажут за намерения.

Как отмечает телеканал Fox News, «остается неясным, подписалась ли под этим соглашением Сирия, от которой требуется представить полную инвентарную опись своего химического оружия в течение недели». Дальнейшее развитие событий, в соответствии с российско-американским соглашением, должно быть таким: к началу ноября в Сирии должны появиться инспектора ООН по химическому оружию; в течение месяца они должны провести первоначальный анализ обстановки, а также вывести из строя оборудование, предназначенное для изготовления отравляющих веществ и начинки ими боеприпасов. После этого должно пройти не более полугода до завершения процесса перехода всех химических арсеналов Башара Асада под международный контроль и их уничтожения.

Насколько вероятно, что сирийский диктатор будет саботировать выполнение соглашения? Сенаторы Маккейн и Грэм, которые в мае этого года посетили Сирию, в совместном заявлении утверждают, что это практически гарантировано: «Асад использует дарованные ему многие месяцы для задержек и обмана мирового сообщества. Он будет применять все фокусы из «творческого наследия» Саддама Хусейна. Надо умышленно подавить в себе всякое недоверие, чтобы принимать за чистую монету это соглашение. Оно являет собой вход в дипломатический тупик, куда ведут администрацию Обамы Башар Асад и Владимир Путин».

В заявлении сенаторов говорится, что для разрешения сирийского конфликта каким-то разумным путем необходимо «существенно увеличить помощь умеренным оппозиционным силам в Сирии» – с тем, чтобы «усилить их способность сократить военное превосходство Асада, изменить соотношение сил на поле боя и тем самым создать реальные предпосылки для прекращения конфликта переговорным путем».

Не верят сенаторы и в действенность предусмотренных соглашением Керри-Лаврова санкций ООН в случае невыполнения Дамаском предъявленных ему требований. В этом случае Организация по запрещению химического оружия сделает представление Совету Безопасности ООН, а США и Россия будут добиваться принятия Совбезом резолюции, базирующейся на Статье 7 Устава ООН, которая предусматривает меры принуждения как военного, так и невоенного характера. Скептики и критики Обамы убеждены, что когда дело дойдет до конкретного применения силы против режима Асада, Москва в очередной раз использует свое право вето в СБ ООН. Асаду – бублик, его противникам – дырку от бублика.

Сирийскую политику Обамы в Америке не критикует только ленивый – в первую очередь за невнятность позиции. Вначале хозяин Белого дома подвел США вплотную к черте, за которой начиналась новая ближневосточная война. Потом он внезапно (без какой-либо юридической необходимости) попросил Конгресс США санкционировать удар по Сирии. А через неделю обратился к законодателям с призывом подождать с голосованием до тех пор, пока не закончат работу по сирийскому вопросу его дипломаты. Сейчас Обаме задают вопросы насчет того, как конкретно он собирается добиваться практического осуществления договоренностей, которые были достигнуты в Женеве с Россией. На этот счет членораздельного ответа тоже нет.

С одной стороны, сам Обама в минувшую субботу заявил, что США «остаются готовыми действовать» и призвать к ответу Дамаск в случае, если провалятся дипломатические усилия. С другой стороны, как сообщает информагентство Reuters, видные представители обамовской администрации заявили, что «США не будут настаивать на том, чтобы в резолюцию Совета Безопасности ООН, о которой идут переговоры, было включено положение о применении военной силы» в случае невыполнения Сирией условий соглашения. Не будут – во избежание российского вето, отмечает Reuters. «А без угрозы применения силы, – указывает сенатор-республиканец Боб Коркер, член сенатского комитета по международным делам, – неясно, как можно обеспечить выполнение Сирией условий какого-либо соглашения».

Президент США и его союзники (например, лидер демократов в Палате представителей Нэнси Пелоси) защищают политику администрации. Они называют соглашение с Россией по Сирии «важным движением вперед», которое стало возможным в том числе и благодаря «убедительной угрозе применения Америкой военной силы» (формулировка Обамы. – И.Б.). Но «убедительной» эту угрозу считают далеко не все – и в Америке, и в других странах, особенно во Франции, которая с самого момента появления на свет российской инициативы заняла скептически-подозрительную позицию. Да что тут говорить, если даже генсек ООН Пан Ги Мун сказал в интервью французскому ТВ, что он «разделяет сомнения» в отношении искренности намерений сирийского режима.

«Послушаем, что скажет об американо-российском соглашении, объявленном в субботу, некто Башар Асад», – пишет газета The Christian Science Monitor. Но что бы он ни сказал, ему не будут аплодировать. Разве что кое-кто в Москве.