Мы погубим свою страну, если не остановим ксенофобию, как полвека назад это сделали в США

42

В России много беспокойных душ, которых тревожит будущее страны.

Не в культурном, экономическом и научно-техническом плане, а в этническом: какой разрез глаз и оттенок кожи будет преобладать в российском населении лет через 50? Возможно, для кого-то это прозвучит новостью, но такая обеспокоенность (а она присуща и обывателям, и государственным мужам) — прямая дорога не к сияющим вершинам имперского величия, а в «отстой», где прозябают третьестепенные государства.

Блюстители этнической чистоты тревожатся по поводу притока китайцев и корейцев на безлюдные дальневосточные просторы: пусть лучше останутся безлюдными, чем «косоглазые» их захватят, обойдемся без их тепличных овощей. Их раздражают кавказские и среднеазиатские лица на улицах Москвы и других крупных городов. Причем в головах у этих людей сливаются в единый образ врага приезжие из-за рубежа и свои граждане-«ЛКН» («лица кавказской национальности»): полицейского в Москве ранил россиянин-«ЛКН» — на улицах начали хватать выходцев из Средней Азии и Вьетнама.

Можно, конечно, в ответ на критику правозащитных организаций отмахнуться — обойдемся, мол, без вашей лицемерной политкорректности. Но идет ли на пользу России весь этот национал-патриотизм с антимигрантскими народными дружинами и ряжеными псевдоказаками? Скорее поборники «России для русских» причиняют России большой вред. И тот факт, что российские власти им не только не мешают, но и поощряют их деятельность, — парадокс (если, конечно, исходить из того, что власть хочет блага для своей страны).

Парадокс и то, что живущим за рубежом россиянам приходится сталкиваться в лучшем случае с бездушно-бюрократическим отношением к себе со стороны представителей России, в худшем — с ощетинившейся враждебностью. Странно. Китай, Америка, Франция и другие державы холят и лелеют своих зарубежных соплеменников, понимая, что они для родины — источник политической и финансовой поддержки.

В Америке в этом году широко отмечается полувековой юбилей знаменитой речи Мартина Лютера Кинга «У меня есть мечта», с которой он выступил в Вашингтоне 28 августа 1963 года. Это было в разгар борьбы цветного населения США за равные права. А уже в 1964 году был принят закон о гражданских правах, который поставил вне закона любую дискриминацию — по признакам расы, национальности, религии или пола. Тогда его в Америке многие приняли в штыки, и, образно говоря, на штыках армии этот закон насильственно внедрялся в южных штатах, где белые расисты оказывали ему ожесточенное, в том числе вооруженное, сопротивление. Кстати, Ку-клукс-клан существует до сих пор, но это жалкая горстка деревенских сумасшедших, не имеющая влияния на политическую жизнь страны. И, если кто-то из них вслух оскорбит цветного гражданина словом «нигер» или хуже, его ждет тюрьма.

А у нас? «Зверьки», «чурки» и прочие оскорбительные клички ежеминутно звучат без последствий. Даже сами оскорбляемые уже привыкли. «Азеры мы», — ответил мне на московском рынке дядя, которого я спросил, откуда его фрукты. «Азеры»?! Где твое достоинство, человек?

...Если, не приведи Господь, когда-то вместо военных парадов и «танковых биатлонов» случится настоящая война, то не факт, что люди, которые чувствуют себя в России гражданами «второго сорта», будут защищать «Родину-мать» не на жизнь, а на смерть. Потому что для них она — не любящая мать, а неласковая мачеха.

Родину любят всей душой жители тех государств, где эта любовь взаимна. В Швеции желто-голубые государственные флажки реют по всей стране — на домах, катерах, яхтах, автобусах, — выражая любовь шведов к Родине. Они ее любят не за то, что Карл ХII победил Петра I в битве под Нарвой (правда, потом был им побежден под Полтавой). И не за то, что у их государства такая сильная армия, что ни Гитлер, ни Сталин, ни наследники Сталина не покусились на шведский нейтралитет, соблюдаемый со времен Наполеона. Они любят ее не за строки из национального гимна: «Ты возвышаешься на троне былого величия...» А за то, что каждый шведский гражданин, оказавшись в шкуре Рауля Валленберга, может рассчитывать на помощь Родины в том же масштабе, в котором она помогала Валленбергу — хотя и не смогла его спасти.

Напомню: этот молодой шведский дипломат спасал евреев в оккупированном немцами Будапеште, выписывая им шведские паспорта, а в январе 1945 года был задержан наступающими советскими войсками за «шпионаж» и сгинул в подвалах Лубянки. Правительство Швеции десятилетие за десятилетием «отравляло атмосферу советско-шведских отношений» (если использовать язык газеты «Правда»), требуя от правительства СССР, а затем РФ всей правды о Валленберге. И нет никаких сомнений: если бы Валленберг был по происхождению арабом или монголом, за него бились бы ровно столько же.

Израиль добился освобождения капрала Гилада Шалита, захваченного в плен боевиками «Хамаса». За время пребывания в плену его трижды повышали в звании — он вышел на волю в 2011 году уже главным сержантом, а не «изменником родины», как было бы в сталинском Советском Союзе. В обмен на свободу одного этого солдата правительство Израиля выпустило из тюрем 1027 палестинских террористов. Израиль понимает, насколько они опасны, но жизнь израильского солдата важнее. Опять же — независимо от того, ашкенази он, выходец из бывшего СССР, сефард или вообще не еврей — такие тоже служат в израильской армии.

Поучительна история американских немцев. Если кто не знает — это самая большая этническая группа населения в Америке, она насчитывает более 50 млн человек. Их предки селились в Новом Свете с 1670-х годов до времен нацистской Германии, когда в США хлынули немецкие евреи и антифашисты.

Расчет Гитлера на массированную поддержку граждан США немецкого происхождения не оправдался: сочувствующих нацистской Германии набралось не более 25 тысяч. Были, конечно, — не будем идеализировать толерантность Нового Света — антинемецкие эксцессы на обывательском уровне и в Первую мировую войну, и во Вторую. Но президент Франклин Рузвельт без колебаний назначал этнических немцев на главные военные посты — генерал Дуайт Эйзенхауэр, адмирал Честер Нимитц, генерал Карл Шпаатц... Да и в Австралии был такой отважный моряк, впоследствии адмирал, Отто Бехер, который славно воевал против нацистской Германии.

А были ли в Красной Армии генералы-немцы в годы Великой Отечественной? Были. Например, командир 17-й артиллерийской дивизии, Герой Советского Союза генерал-майор Сергей Волкенштейн. Или командующий 1-й истребительной воздушной армией ПВО генерал-майор авиации Александр Борман. Многие солдаты и офицеры немецкого происхождения геройски сражались против фашизма. Кое-кто из них, желая избежать чистки, менял немецкую фамилию на какую-нибудь другую: ведь с 1941 года до конца войны советских немцев убирали с фронта. Они хотели воевать за Родину, а она руками Смерша «разоблачала» их и, невзирая на боевые заслуги, отправляла в лагеря.

Покойный американский генерал (он же «лицо кавказской национальности») Джон Шаликашвили занимал в 1990-е годы пост председателя Объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил США. Потомок грузинского княжеского рода, родившийся в Польше, сын офицера Российской империи, он верой и правдой служил Америке. В воюющей армии во Вьетнаме и Ираке, в мирной послевоенной ФРГ...

О его происхождении никогда никто не говорил — говорили о его заслугах перед страной. Как это было в царской России с грузинским князем и русским генералом Петром Багратионом, героем Отечественной войны 1812 года и других кампаний.

Нельзя требовать, чтобы Родина непременно была такой благополучной, как Швеция, или такой мощной, как Америка. Родину, как родителей, не выбирают. Но мы вправе ожидать, чтобы Родина любила своих детей — родных и приемных, живущих близко и далеко. Потому что ее сила и залог ее благополучного будущего — в их ответной любви.