Мирные инициативы и статья Владимира Путина в «Нью-Йорк Таймс» вызвали раздражение на Западе

90

Мирная инициатива России по Сирии о передаче химического оружия под международный контроль пока вселяет надежду на то, что США на некоторое время прекратят свои нападки на страны Ближнего Востока.

Международный обозреватель и редактор сайта PalestineChronicle.com, эксперт инициативы «Постглобализация» Рамзи Брауд рассказал, какие цели преследовали Соединенные Штаты Америки и почему статья президента России Владимира Путина в New York Times была встречена таким негодованием.

В настоящее время президент России Владимир Путин с успехом противостоит планам американской агрессии на Ближнем Востоке. Основной целью США в этом регионе сегодня является установление военного и политического превосходства Израиля, что убедительно доказал эксперт по Ближнему Востоку и писатель Дж. Солт в своей статье «Израильские лоббисты настаивают на еще одной войне на Ближнем Востоке». При этом, по его словам, новый подход израильского лобби основан на том, чтобы тщательно избегать любой отсылки к интересам Израиля. Именно поэтому нам пытаются доказать, что целью военного вмешательства является защита «американских национальных интересов и наказание правительства, которое использовало химическое оружие против своего собственного народа». Для Израиля еще одна американская война представляет собой лишь очередную возможность нанести удар своему старому врагу, породить дальнейший хаос и насладиться славой «единственной демократии на Ближнем Востоке» посреди моря взбудораженных и неуправляемых соседей.

Остановленные в своих действиях после долгих лет разжигания войны, Соединенные Штаты были вынуждены принять мирное предложение России по Сирии. Любой другой вариант мог иметь непредсказуемые, но, вероятнее всего, катастрофические последствия.

Реакция американских СМИ на статью российского президента в New York Times была легко прогнозируема. Журналисты и ранее пытались упрекать российские власти в «лицемерии». Однако на самом деле лицемерием является их собственное поведение. Они беззастенчиво оправдывали и продолжают оправдывать любое военное вмешательство, которое предпринимали США со времен Второй мировой войны.

«Вызывает озабоченность тот факт, что военное вмешательство во внутренние конфликты в иностранных государствах стало обыденной практикой для США, — написал российский президент в своей статье. — Входит ли это в долгосрочные интересы Америки? Я сомневаюсь в этом. Миллионы во всем мире все больше видят Америку не как модель демократии, а как страну, полагающуюся исключительно на грубую силу, сколачивающую коалиции по принципу «либо ты с нами, либо против нас».

Заявление Путина совершенно справедливо и подчеркивает саму суть международной политики Соединенных Штатов с момента окончания «холодной войны» и кампании против Ирака в 1990—1991-м годах. В те годы «сколачивание коалиции» проводилось в условиях, когда США являлись единственной сверхдержавой. Эта модель давала США возможность перестроить мировую геополитическую арену так, как было нужно им самим и Израилю. Подобным образом они поступали неоднократно, не испытывая при этом ни малейших колебаний. Их вторжение в Ирак в 2003 году стало кульминацией такой модели. Миллионы людей были убиты и ранены, и еще больше были вынуждены бежать из страны, спасая свою жизнь.

Никто из западных «либеральных» обозревателей не вспомнил всего ужаса, в который Ближний Восток погрузился по милости США, но при этом они умело привлекают всеобщее внимание к воображаемым неудачам России.

Абсурдной критике подверг статью Путина обозреватель британской газеты The Guardian Саймон Тисдолл. В своем эссе, опубликованном 12 сентября, он предложил читателям избранные «толкования» текста выступления российского президента. В частности, он попытался оспорить заявление Путина о том, что «...крайне опасно поощрять людей видеть себя исключительными вне зависимости от мотивации... Мы все разные, но когда мы просим благословения Господа, мы не должны забывать, что Бог создал нас равными».

Тисдолл, похоже, забыл, что именно об американской исключительности то и дело говорят лидеры США — как откровенные милитаристы, подобные Дж. Бушу-младшему, так и «миротворцы» вроде лауреата Нобелевской премии мира Барака Обамы. Не слишком ли дорого обходится миру такая американская исключительность? Смертельный набор доктрины «Шок и трепет» применяется во имя прав человека, демократии и, конечно же, во имя Бога.

На мой взгляд, резкая реакция в США на статью Путина — это прежде всего отражение разочарования тем, что новые игроки на Ближнем Востоке теперь с успехом участвуют в «игре», господство в которой десятилетиями принадлежало западным державам и их союзникам.