За террористов будут платить не только их родственники, но и друзья, любовницы и соседи

46

Президент Путин внес в Госдуму подготовленный ФСБ законопроект, который возлагает возмещение ущерба, причиненного террористическим актом, не только на самого террориста, но и на его родственников-свойственников и «иных лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги ему в силу сложившихся личных отношений». То есть на неограниченно широкий круг граждан.

Законопроект специально никто не анонсировал, публичных следов прохождения им антикоррупционной экспертизы обнаружить не удалось. Как и большинство инициатив, рожденных на Лубянке, он возник как бы ниоткуда. Серьезной содержательной правке подвергнутся сразу несколько действующих законов.

Львиная доля новаций подготовлена «по результатам анализа правоприменительной практики по вопросам правового обеспечения противодействия терроризму», утверждают авторы. Ужесточаются наказания за организацию незаконного вооруженного формирования: вместо от 2 до 7 лет лишения свободы за это можно будет сесть на срок от 3 до 10 лет. Причем уголовно наказуемым становится и «участие на территории иностранного государства в вооруженном формировании, не предусмотренном законодательством данного государства, в целях, противоречащих интересам РФ» (до 6 лет лишения свободы, между прочим). Под эту статью, видимо, вполне могут попасть российские граждане, которые сейчас воюют в Сирии на стороне оппозиции.

Кроме того, УК дополняется тремя новыми статьями. Преступлением (от 5 до 10 лет лишения свободы и штраф в 500 тысяч рублей) объявляется «прохождение обучения» в целях подготовки к проведению терактов — физическая и психологическая подготовка, изучение способов совершения преступлений, правил обращения с оружием и взрывчаткой.

Отдельно прописана ответственность за организацию террористического сообщества (10–15 лет лишения свободы и штраф до 1 млн рублей) и участие в нем (5–10 лет колонии и штраф до 500 тысяч рублей). «Террористическим сообществом» объявляется «устойчивая группа лиц», которая объединилась не только для совершения или подготовки терактов, но и для совершения «иных преступлений в целях пропаганды, оправдания и поддержки терроризма». Что такое «поддержка терроризма»? Это «оказание услуг, материальной, финансовой или любой иной помощи» террористам. Тому, кто прекратил незаконную деятельность до задержания и оказал содействие следствию, обещано освобождение от уголовной ответственности.

Но самое интересное предложение — это новый порядок возмещения ущерба, причиненного гражданам или организациям террористическими актами. Сейчас в законе «О противодействии терроризму» записано, что компенсации ущерба жертвам теракта выплачиваются государством в порядке, установленном правительством, а требовать возмещения морального ущерба можно от «лиц, теракт совершивших». Предлагается же возмещение любого ущерба, включая моральный, осуществлять в порядке гражданского судопроизводства за счет террориста, а также «за счет средств близких родственников, лиц, состоявших с ним в родстве (свойстве), и иных лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги ему в силу сложившихся личных отношений». То есть вчинять иск можно будет не только брату, но и свату, другу, подруге или любовнице, «первой любви», соседу — «в силу сложившихся личных отношений».

Единственное условие — «наличие достаточных оснований полагать, что деньги, ценности и имущество получены в результате террористической деятельности и (или) являются доходом от такого имущества». Какие основания суд или прокуратура сочтут «достаточными», а какие — нет? Кто их знает... Такая же резиновая формулировка, открывающая широкие возможности для произвольного толкования, содержится в законе о контроле за расходами должностных лиц: проверки в отношении их проводятся лишь в том случае, если есть «достаточные основания» полагать, что крупные покупки сделаны на сомнительные доходы.

Но даже если платить дорогого сердцу террориста человека не заставят, неприятности ему гарантированы: ФСБ сможет потребовать от перечисленных выше категорий граждан «сведения о законности происхождения денег, ценностей, иного имущества и доходов от них», если у следователей есть те самые «достаточные основания», и проводить проверку этих сведений. Отчитываться придется по тому добру и средствам, что приобретены или получены после совершения теракта. Если достоверных сведений не представить, ФСБ направит материалы в прокуратуру, а та обратится в суд с требованием изъять в доход государства все деньги, имущество и ценности, законность приобретения которых не подтверждена.

Видимо, в Кремле надеются, что эта мера, делающая заложниками ситуации родных и близких, удержит хоть кого-нибудь от совершения терактов.

Никаких ссылок на международный опыт в пояснительной записке нет. Может быть, потому, что и ссылаться не на что? Наше «ноу-хау»?

ЭКСПЕРТ

Элла КЕСАЕВА, сопредседатель общественной организации «Голос Беслана» считает, что предлагаемые поправки не будут работать.

— У авторов законопроекта, возможно, и было желание что-то улучшить, но такой закон будет неисполняемым. По сути, этот закон и в том виде, в каком находится сейчас, и с предлагаемыми поправками ставит жертв терактов в положение, когда им не с кого взять компенсацию. Вместо того чтобы найденные источники финансирования террористической деятельности изымать и пускать на возмещение ущерба жертвам терактов, государство, наоборот, полностью умывает руки. Если мы в ситуации с Бесланом столкнулись с тем, что никто ничего не хотел искать, а жертвам было фактически заявлено: как хотите, так и лечитесь, то что говорить о более мелких терактах.

Сегодня государство полностью отходит не только и от ответственности, и от помощи. Проблемы жертв становятся их личными проблемами. Кроме единовременной помощи, им больше рассчитывать не на что. Да и эта помощь не закреплена в законе, а, по сути, является волеизъявлением властей, которые на этом пиарятся и, вместо того чтобы нести ответственность за происшедшее, выступают этакими благодетелями. Но скажите, пожалуйста, почему, например, пенсионер, которому положена пенсия от государства, не должен это государство благодарить, а жертва теракта должна? Вот над этими вопросами, на мой взгляд, было бы лучше подумать депутатам.

Марина Озерова, Московский Комсомолец