Министр обороны ищет точки соприкосновения с "западными партнёрами"

18

Состоявшееся в Брюсселе заседание Совета Россия-НАТО на уровне министров обороны не принесло сенсаций.

Основной проблемный вопрос так с места и не сдвинулся - генсек североатлантического альянса сказал прямо: "Достичь прогресса по вопросу противоракетной обороны в Европе мы не можем - это правда". Но для российской стороны саммит не потерял своего значения. Сергей Шойгу, поняв, что фронтальной атакой конфликт не уладить, использовал все возможности зайти с флангов.

До начала самого заседания российский министр обороны порядка 40 минут беседовал с Андерсом Фог Расмуссеном в режиме двусторонней встречи. Очевидно, заранее обсуждались вопросы, которые потом проговаривались уже в широком кругу - с участием министров обороны членов Альянса.

Достигнутые в результате договоренности, прямо скажем, не впечатляют - чисто дежурное взаимодействие по тревожным темам. Да, конфликт в Сирии надо решать дипломатией. Да, афганские правительственные силы надо готовить к самостоятельному существованию, без европейского контингента - для этого НАТО и Россия совместно обучают техников по обслуживанию вертолётов и наркополицейских. Да, в Калининградской области до сих пор большие арсеналы со времен Холодной и Великой отечественной войн - в НАТО готовы оплачивать их утилизацию. И да, надо вместе противостоять терроризму (Расмуссен дважды выразил соболезнования родственникам теракта в Волгограде). По этому направлению разработан совместный проект системы обнаружения взрывчатки в аэропортах и других транспортных узлах.

Но взаимного доверия в отношениях бывших соперников все эти соглашения и договоры не прибавляют - слишком незначительные поводы. Поэтому Шойгу всячески нажимал на "больные" точки: Сирию и Афганистан. Тут, по всей видимости, весомости добавляли доводы руководителя Главного разведывательного управления Генштаба Игоря Сергуна - он рассказывал всё, что известно о потенциальных угрозах нашей стороне.

Шойгу подчеркивал, что главная угроза миру - международный терроризм. "На примере Сирии мы видим, что может происходить если в руки террористов попдает оружие массового поражения", - говорил министр. И на Ближнем, и на Среднем Востоке угрозу на Западе ощущают очень остро. И именно здесь в ближайшем будущем будут искать и находить понимание стороны.

Но министр обороны, очевидно, считает, что системных решений ключевых проблем во взаимоотношениях ("Совместная работа по ПРО пока не получается") можно будет достичь только через понимание на личном уровне. Поэтому особенно много внимания Шойгу уделил двусторонним встречам с министрами обороны США, Англии и Италии. Со всеми ними за неполный год своего руководства военным ведомством он уже успел встретиться, и нынешние встречи стали своеобразным закреплением достигнутого.

Предсказуемость и прозрачность - вот чего хочет Россия, особенно в вопросе ЕвроПРО. И чтобы добиться этого от западных коллег Шойгу готов сам делать шаги навстречу. Поэтому наблюдать за учениями "Запад-2013" были приглашены представители военных миссий всех стран. Поэтому делегация Минобороны не жалела слов, объясняя, что программа перевооружения армии - это "не игра мускулами", а резонная и планомерная работа по развитию вооруженных сил. Поэтому министр лично пригласил каждого из своих коллег принять участие в ежегодной майской международной конференции Минобороны по проблемам безопасности в Москве.

На фоне серьёзности всех мировых проблем, обращение Шойгу ко всем участникам встречи поучаствовать в танковом биатлоне выглядело как будто неуместно. Но на самом деле, это чуть ли не лучший ход в военной дипломатии за последние два десятилетия. Наивность военной игры невероятно подкупает. Офицеры и военное руководство разных стран, встретившиеся на одном полигоне в Алабино могли бы лучше понять друг друга. А поняв, могли бы в меру своих возможностей влиять на политиков своих стран, объясняя, что в современном мире Россия и НАТО могут получать больше выгоды не от соперничества, а от сотрудничества.