Отрезать от России Кавказ выгодно только скинхедам и ваххабитам

76

Недавно сидела в кофейне со своим давним знакомым и оппонентом, прошедшим за свою жизнь через множество реинкарнаций — от живущего на Кавказе бритоголового русского националиста до учителя пролетарской школы на московской окраине.

Босой (назовем его так), как обычно, сыпал рассказами про межэтнические драки в электричках и партийных карьеристов в педагогике, армейские нравы и вымершую родную деревню.

В пылу разговора зашла речь о расхожем лозунге «Хватит кормить Кавказ!», и Босой, человек с ксенофобским прошлым и бывший участник Русских маршей, воскликнул, схватившись за голову: «Они сумасшедшие!»

Имелись в виду, конечно, апологеты лозунга и в первую очередь общественные деятели, интеллигенты и политологи, которые в силу подразумевающихся у них эрудиции, ума и понимания истории должны были бы как раз отринуть популистский лозунг с горьким хохотом. Что толкает Навального, Белковского или, допустим, Веллера выступать за отделение Кавказа от России — вопрос пятый, но факт остается фактом: подобные мудрецы заманивают народ в омут, к чертям. А народ, согласно статистике, и сам готов нырять без акваланга. Прямо сейчас на одном из сайтов проходит интернет-голосование «за» или «против» отрезания Кавказа. Голосов «против» пока меньше двух с половиной тысяч, «за» — около девяти тысяч. Да и, согласно «РОМИР-мониторинг», в России (исключая Москву) 56 процентов опрошенных поддерживает упомянутый лозунг, а в столице процент и вовсе вырастает до 73.

И ладно бы речь шла о маргинальной молодежи и воинах спецподразделений, в которых в свое время целенаправленно пестовалась нетерпимость к кавказцам. (Тот же Босой рассказывал про своего одержимого знакомца, который, будучи бойцом расформированного теперь отряда «Русь», открыто кидал зиги и обращал новобранцев, а сейчас вместе с такими же тренированными убийцами рвется на службу в Дагестан — вымещать ненависть к «черным» в контртеррористических операциях. Пока это единственный легальный способ.) Речь о простых обывателях, которые настолько верят в формулу «кавказец равно бандит», что судят по примитивному принципу: если кавказец «плохой», то это закономерно, а если «хороший» — значит, просто обрусел.

Да, так называемая этническая преступность существует (точно так же, как преступность без всякого этнического клейма). Да, Кремль умасливает данью Кадырова и бывших чеченских боевиков, а воевавшие с ними русские солдаты и офицеры нищенствуют. Но дело, видимо, не в высоких дотациях и криминале («выходцы из Северного Кавказа» далеки от лидерства в уголовных сводках, а рейтинг дотаций на душу населения по регионам показывает, что та же Чечня стоит на седьмом месте — после Чукотки, Камчатки или, допустим, Магаданской области). Дело в отсутствии всякой централизованной работы над ментальной совместимостью условного Ивана и условного Магомеда.

Высокая пассионарность и сплоченность кавказцев часто дарит преступникам и гопникам кавказского происхождения преимущество над преступниками и гопниками этноса русского (привет Льву Гумилеву). Но значит ли это, что лучший выход — отгородить одних маргиналов от других колючей проволокой?

Допустим, что так. Допустим, какой-нибудь Владимир Вольфович дождется своего, и «ярмо России» получит независимость. Сразу возникает вопрос: где пройдет граница? Что делать с кавказцами, проживающими вне Кавказа? Депортировать по фамилиям, ДНК, форме черепа? Что делать с межнациональными семьями?

Дальнейший сценарий для вдумчивых очевиден. Неизбежное падение лишившихся поддержки Центра местных клановых элит и реальное возникновение имарата Кавказ по соседству с Россией. Проще говоря, свой талибан под боком — с русским языком в качестве средства общения. Насаждение на территориях северо-кавказских республик-вилаятов шариатского права, беззаконие уже не российского, а афганского образца. Насилие, обнищание населения, кровавые идейные войны. Эмиссары из Саудовской Аравии и базы НАТО (со стороны Грузии), которых так боится наша пропаганда, а еще — караван искателей приключений и джихадистов со всего света, которым нечего терять.

Тысячи беженцев разных национальностей — тех, кто не хочет жить в новом тоталитарно-религиозном государстве, — хлынут в Ставрополье, Ростовскую область и далее во внутренние российские области. Салафитские миссионеры укрепятся в Башкирии, Татарстане, Россию начнет расшатывать изнутри. Я уже не говорю про потерю важнейшего естественного оборонительного рубежа (Кавказ веками амортизировал удары ближневосточной агрессии), лишение всех основных выходов к Каспийскому морю с его десятью миллиардами тонн запасов нефти и рано или поздно — Краснодарского края с его курортами и золотым Сочи, а также транспортных и логистических ресурсов. Нельзя забывать и то, что Северному Кавказу при всем пренебрежении его потенциалом принадлежит десятая часть сельскохозяйственного производства России.

Победят мусульманские радикалы, которые получат на откуп целый стратегический регион. Об этом я отчасти пишу в последнем романе. Но выиграют ли русские националисты и сочувствующие им граждане?

Россия, конечно, перестанет тратиться на Кавказ (равно как и получать оттуда налоги), но тут же примется выбрасывать огромные доли бюджета на укрепление опасной границы и содержание пограничников. Не говоря уже о затратах на сдерживание иммиграции, социального брожения и контроля над новыми внутренними очагами нестабильности, которые не заставят долго себя ждать.

Что делать?

Часто говорят о том, что кавказцы уважают только силу, и поэтому их нужно подавлять авторитаризмом или хотя бы дискриминационными мерами. Однако особое отношение к магомедам в виде отпечатков пальцев при временной регистрации в столице только углубляет ментальную пропасть между этносами. Сила-то имеется в виду не только физическая или психологическая. Самое ключевое для кавказца — сила закона и справедливости. Его сознание отключает моральные тормоза только при наличии слабости правопорядка. Кавказцу нужны четкие границы поведения — что можно, а что нельзя, и чтобы эти механизмы и правила железно работали. Чтобы Конституция соблюдалась, чтобы полиция и чиновники не брали взяток, словом, чтобы Россия стала сплошной зоной легитимности.

Для примера приведу несколько адатов (норм и реалий правовой жизни Дагестана), бытовавших до начала ХХ века на территории так называемого андалалского вольного общества — самоуправляющегося союза горных селений и городов. «Если крупное селение учинит насилие над маленьким селением, то все селения округа помогут ему избавиться от этого насилия». Или: «Если женщина забеременела от прелюбодеяния, то с нее взыскивается 1 бык, также взыскивается 1 бык с прелюбодея, от которого она стала беременной». Или: «С того, кто не примет участия в тревоге, взыскивается штраф в размере одного быка…»

Эти нормы работали как часы и не уничтожались даже при попытках внедрения исламского права. Теперь вместо потерянных адатов Кавказу нужны другие стопроцентно соблюдаемые нормы, а их в нашей стране, как известно, не существует ни в каком виде. Поэтому тамошняя молодежь либо тянется к тем, кто обещает строгий закон со всей конкретикой (впадая в радикальный салафизм), либо разлагается (прославляясь в вирусных антикавказских роликах со стрелялками и лезгинкой), либо уходит в спортивные чемпионы. Остальных (айтишников, ученых, художников, земледельцев и прочих обыкновенных кавказцев) как-то не берут в расчет, потому что они тихо делают свое дело.

Вместо того чтобы полностью сносить Систему и менять на исправную, власть как часть этой системы одной рукой демонизирует кавказцев через СМИ, другой — задабривает подачками тамошних клановых авторитетов, а лозунг «Хватит кормить Кавказ!» продолжает актуализироваться с каждой стычкой или терактом. На этот раз — в связи с Бирюлевом и Волгоградом, по странности совпавшими по времени.

Однако не дайте себе увлечься этим по сути ваххабитско-скинхедским проектом, в котором исламисты и русские националисты добиваются одной цели — разделения России на две зоны влияния: зеленый имарат Кавказ и коричневую Русь. Могу себе представить, как в этом случае выкрутится мой знакомый Босой, но не знаю, куда тогда денутся Навальный, Белковский и Веллер. И что будете делать вы.

Алиса Ганиева, Московский Комсомолец