Отправит ли Путин своего премьера в «эксперты»

30

Сколько, по вашему мнению, букв в слове «эксперт»? Семь, говорите? Извините, но у вас устаревшая информация.

Отныне в слове «эксперт» ровно три буквы — «В», «О» и «Н». Во всяком случае, тогда, когда оно употребляется в контексте отношений Владимира Путина и Дмитрия Медведева.

«Теперь по поводу должностных лиц. Всем нам, конечно, хочется выглядеть, как сейчас говорят, белыми и пушистыми и либеральными. Наша задача не в этом. Мы не артисты художественного жанра, художественного слова... Если кто-то с чем-то не согласен... Как Кудрин сделал — он перешел в экспертное сообщество и сейчас будет вместе с нами трудиться, по сути, в экспертном совете при президенте, что тоже неплохо».

Сделав в четверг вечером это эмоциональное заявление, Владимир Путин погрузил политическую элиту в состояние лихорадочного возбуждения. Личность «белого и пушистого», которому ВВП предложил подумать о превращении в эксперта, ни для кого не представляет секрета. Речь идет о премьер-министре Дмитрии Медведеве.

Вопрос, отвечая на который Путин сократил до трех букв слово «эксперт», касался «бурных дискуссий вокруг предоставления полиции права возбуждать уголовные дела по предполагаемым налоговым преступлениям». А самым ярким эпизодом «бурных дискуссий» был следующий. Дмитрий Анатольевич в предельно корректной форме выразил опасение: а так ли уж своевременна президентская инициатива на сей счет? Поэтому сомнений в том, что Путин прошелся именно по своему премьеру, а не по кому-то другому, нет.

Но как точно расшифровывать путинскую угрозу? Является ли она просто дежурным окриком: «Рядовой Медведев, вернитесь в строй, а не то...» — или ВВП в свойственной ему афористичной манере намекает на предстоящую смену премьер-министра?

Эти вопросы навевают на вас скуку и тоску? Если откровенно, на меня тоже. Отношения между Путиным и Медведевым давно напоминают политический эквивалент какой-нибудь «Санта-Барбары» или «Дикой Розы». В каждой серии основные герои, не произнося самого этого слова, в самых выспренних выражениях грозят друг другу разводом. И, казалось бы, все. Жребий брошен. Горшки разбиты. Но потом каким-то образом все рассасывается. И мы видим на экране титры: «В следующей, 226-й серии...»

Когда недавно президент внес в парламент законопроект об объединении Верховного и Высшего арбитражного судов, многие сочли это признаком скорого ухода Медведева с поста премьера. Мол, весь смысл этой комбинации — в создании пышного начальственного кресла, на которое Дмитрий Анатольевич мог бы пересесть, не теряя лица. Но не тут-то было.

Согласно рассказу осведомленного собеседника, Медведев заверил свое ближайшее окружение: ничего не бойтесь, ничего не будет. Мы остаемся в правительстве. Договоренности с Путиным о моем длительном пребывании на посту премьера по-прежнему в силе.

Таким образом, ситуация вконец запуталась и повисла. Кремль напоминает незадачливого продюсера, который затеял съемки безумно дорогого фильма с неясными коммерческими перспективами исключительно для того, чтобы сделать приятное некой привередливой актрисе. А когда все было готово к съемкам, та взяла и раскапризничалась: «Не хочу, не буду у вас сниматься!»

Во что все это выльется — неясно. Значительная часть окружения ВВП по-прежнему настойчиво подталкивает его к смене премьера. Но Путин по своему обыкновению не говорит ни да, ни нет и держит интригу.

Поэтому пока нам остается одно: следить за тем, как, сохраняя вежливо-заинтересованные выражения лиц, президент и премьер увлеченно мутузят друг друга. Возьмем, например, нынешний заочный спор о возвращении полиции права возбуждать уголовные дела по предполагаемым налоговым преступлениям.

Вы думаете, что основная причина конфликта — в разных взглядах Владимира Владимировича и Дмитрия Анатольевича на детали работы правоохранительной системы? А вот я подозреваю, что дело в ином.

Медведев крайне ревностно относится к неприкосновенности того, что считает своим президентским наследием. Именно поэтому, в частности, Кремль до сих пор не пересмотрел медведевское решение о реформе часовых поясов. Соратники всячески призывали Путина это сделать. Но тот не хотел наступать премьеру на «больную мозоль». А вот в случае с полицией и предполагаемыми налоговыми преступлениями ВВП на подобный афронт все-таки пошел.

Помните знаменитый лозунг президента Дмитрия Медведева «Хватит кошмарить бизнес!»? Сужение свободы действий силовиков в отношении предпринимателей было одной из главных «фишек» правления Дмитрия Анатольевича. А ВВП взял да все это порушил. А когда Медведев попробовал запротестовать, Путин высказался совсем уж уничижительно: «Мы в 2011 году приняли решение о либерализации этой сферы деятельности. Сделано это было, потому что на тот момент казалось, что органы МВД злоупотребляют своим правом и, как это у нас модно говорить в народе, «кошмарят» бизнес».

Иными словами, каждый сверчок — знай свой шесток! Привыкай, Дмитрий Анатольевич: ты теперь не главный начальник, а всего лишь «модный народ».

Вот такое происшествие приключилось в нашем «околотке»: то ли буря в стакане воды, то ли предвозвестие чего-то по-настоящему серьезного. Ну а пока мы не знаем, о чем именно идет речь, я хочу поблагодарить Владимира Владимировича за очередной вклад в сокровищницу русского языка.

Вас огорчил кто-то из коллег? Не надо выражаться некультурно. Скажите просто: «А не пойти бы вам, любезный, в эксперты!»

И все всё поймут.