Победа РФ над ЕС

49

Иногда из всех инструментов дипломатии самым эффективным оказывается обыкновенный бульдозер.

Бульдозер, который, круша вся на своем пути, будет упрямо переть вперед и не обращать внимания на истошные вопли: «Это нечестно! Это нарушение международного права!»

Выбранная Москвой тактика лобового давления на Украину дала свои плоды. В самый последний момент официальный Киев отказался от идеи подписать соглашение об ассоциации с Европейским союзом и заявил о намерении восстановить порушенные экономические связи с РФ.

Естественно, Россия не должна почивать на лаврах. Украинские политики известны своей ветреностью. «Сердце красавицы склонно к измене и перемене» — эти слова из оперы Джузеппе Верди относятся к киевским слугам народа в гораздо большой степени, чем к 90% женщин. Однако речь все равно идет о большой дипломатической победе Москвы — и не только Москвы, но и здравого смысла.

Требуя от России прекратить давление на Киев, германский канцлер Ангела Меркель заявила недавно: «Страны должны принимать решение (о своих отношениях с Европейским союзом. — «МК») сами. У третьих стран при этом нет права вето». Звучит логично. Но у «третьих стран» — читай, России — есть полное право изо всех сил защищать свои национальные интересы.

В 1959 году президент Франции Шарль де Голль заявил в Страсбурге: «Европа от Атлантики до Урала — это вся Европа, которая решает судьбы мира». Пока мечта великого француза так и не воплотилась в жизнь. Европа по-прежнему расколота. Если все несколько огрубить, есть Россия. И есть западноевропейский блок, который мечтает лишить РФ всех ее союзников и партнеров и низвести ее до уровня безобидной «Московии».

Стратегов Европейского союза, конечно, можно понять. Жить на одном континенте с не до конца укрощенным диким медведем как-то не очень уютно. Будь я просвещенным бюргером из Гамбурга, я бы, наверное, тоже мечтал: ах, как было бы славно, если бы вся Европа превратилась в идеально постриженную лужайку, по которой туда-сюда степенно ходят наманикюренные и политкорректные пудели в намордниках.

Но жизнь обычно наотрез отказывается укладываться в прокрустово ложе подобных благонамеренных схем. Предлагать Украине выбрать между Россией и Европой — это то же самое, что заявить: «Прошу вас, милейший, в кратчайший срок определиться: какой рукой вы можете пожертвовать — правой или левой?» Украина не может быть только с ЕС или только с Россией. Она создана для того, чтобы быть транзитной зоной, мостом между двумя частями континента.

И в этом смысле нынешний президент Украины Виктор Янукович все делает правильно. Янукович наотрез отказывается делать навязываемый ему выбор и отчаянно лавирует. Конечно, в ответ на подобное «двуличное» поведение главы Украины на него обижаются и Европейский союз и Россия. Но, с моей точки зрения, у Януковича нет альтернативной разумной линии поведения.

Чтобы не утонуть, его лодка не должна намертво пришвартовываться ни к правому, ни к левому берегу реки. Капитан Янукович — или любой другой человек, который сменит его на посту лидера Украины — должен нестись вперед по течению, посылая воздушные поцелуи по обе стороны реки.

Поэтому я подозреваю, что нынешний радикальный разворот украинской государственной политики не будет ни последним, ни предпоследним. Киев обязательно сделает все для восстановления своих разорванных экономических связей с Россией. Но я буду сильно удивлен, если Янукович согласится вступить в патронируемый Россией Таможенный союз.

А даже если и согласится, то что с того? Любой союз имеет шансы оказаться долговременным и прочным только в том случае, если он является союзом желающих. Если в этот союз загоняют из-под палки, то он воспринимается не как «политический брак», а как «политическая тюрьма». Как только представится возможность «побега», за эту возможность ухватятся обеими руками.

Украина не хочет разрывать экономические связи с Россией. Но одновременно она не хочет и вступать в Таможенный союз. Для Украины подобный шаг означал бы чудовищный внутренний раскол. Все мы знаем, например, с какой «теплотой» во Львове относятся к «москалям».

А ведь настроенных подобным образом регионов в стране довольно много. А теперь представим себе реакцию этих территорий, если Украина вновь окажется в составе единого союза с Россией. Возможно, я чрезмерно сгущаю краски. Но мне почему-то видится, что эта реакция будет такой сильной, что никому мало не покажется.

Какой из всего этого вывод? Мне кажется, что такой: нужны новые формы экономической интеграции. Формы, которые будут учитывать интересы и Киева, и Москвы, и Европейского союза. Украина, собственно, нечто подобное и предлагает. Премьер-министр Николай Азаров огласил в парламенте идею трехсторонних переговоров с РФ и ЕС. Однако трагедия украинской, да и не только украинской политики заключается в следующем: ни Россия, ни в еще большой степени Европейский союз пока не готовы к реальной интеграции друг с другом.

Дети, которые родились в момент окончания «холодной войны», уже давно стали взрослыми людьми. Но уровень взаимной подозрительности между РФ и ЕС до сих пор остается таким же высоким, как, скажем, гора Эверест. С точки зрения Западной Европы, Россия — варварская страна с дикими политическими и культурными практиками. С точки зрения России, Западная Европа — территория, которая настолько далеко унеслась вперед, что начала путать понятия «прогресс» и «извращение».

При таком ментальном разрыве наивно надеяться, что РФ и ЕС перестанут ссориться ради того, чтобы угодить Украине. А значит, и Януковичу и, возможно, парочке его преемников придется и дальше отдавать дань искусству, в котором так поднаторели киевские политики — искусству маневров между Москвой и Брюсселем. Ласковый теленок, который сосет двух маток, не вызывает всеобщего восхищения. Но у Украины просто нет выбора.