Круассан — мечта Майдана

45

В ночь со вторника на среду в Киеве объединились два оппозиционных лагеря. В обоих ранее объявили о бессрочных акциях протеста.

Один располагался на Европейской площади, его организовали активисты политической оппозиции. Во втором, на Майдане Незалежности, собрались гражданские активисты и волонтеры.

До минувшей ночи в центре Киева существовали два лагеря сторонников евроинтеграции — на Европейской площади, организованный оппозицией, и на Майдане независимости, где отказались от использования политической символики. Первый был с ярко выраженной сценой, хорошей звукоусиливающей аппаратурой. Среди участников этого лагеря превалировали сторонники трёх оппозиционных сил – тимошенковской «Батькивщины», националистической «Свободы» и партии Виталия Кличко «Удар». Лагерь появился в воскресенье.

Вечером 26 ноября здесь выступила глава Сейма Литвы Лоретта Граужинене. Она заявила, что ее страна готова поддерживать Украину в евроинтеграционных стремлениях. Об этом же сказал со сцены польский евродепутат Павел Коваль. Вечером во вторник на Европейской площади собралось до 5 тысяч человек, среди которых было немало людей среднего возраста.

В это же время в 300 метрах от Европейской площади на Майдане Незалежности функционировал другой лагерь. Здесь не было ярко выраженной сцены, а слово брал, казалось, любой желающий. Здесь запрещены флаги политических партий, видны только государственные и черно-красные знамена (символ Незалежной Украины). Вечером во вторник здесь собралось не более тысячи человек, в основном молодежь, бастующие студенты (не только Киева, но и, например, Львова).

Лагерь на Майдане, появившийся в прошлый четверг, напоминал движение «ОккупайАбай», которое просуществовало некоторое время в Москве на Чистопрудном бульваре. Принцип тот же – отрицание иерархии, настороженное отношение не только к власти, но и к оппозиционным политикам. Во главу угла поставлена самоорганизация снизу.

– Лагерь бессрочный, круглосуточный. Основная масса людей, конечно, подходит вечером. Но некоторые остаются на всю ночь. Например, сегодня наша известная певица Руслана пела до полшестого утра, рассказал корреспонденту «МК» координатор Евромайдана Егор Соболев. - У нас есть своя охрана, система управления волонтерами, приготовления горячей еды. Сейчас будем вводить систему заведующих хозяйством – появляется слишком много имущества. Ориентировались ли мы на заграничный опыт «оккупаев»? У нас своего опыта достаточно, на Майдане от каждого кирпичика веет духом свободы. Не то что бы мы вообще были против присутствия политиков. Но их мы просим присутствовать в частном порядке, обходиться без партийных флагов.

Несмотря на некоторые стилистические различия у лагерей евроинтеграторов, конечно, много общего. Самое главное, наверное, то, что участники акций в большинстве своём имеют слабое представление об условиях ассоциации с Евросоюзом. У многих просто есть в голове какой-то радужный образ, к которому, считается, резко приблизится Украина после подписания соответствующего документа. Например, в разговоре с корреспондентом «МК» пенсионеры сообщали, что им надоело подсчитывать копейки. Хотят жить по-европейски. Студенты надеются получить возможность ездить без виз на Запад. Мужчины среднего возраста считают, что у них на родине появится возможность хорошо заработать.

Некоторые ответы и вовсе фееричны. Пенсионерка из Винницы Валентина Дмитриевна сказала буквально следующее: «Я сейчас на хлеб деньги считаю. А вот станем мы Европой, так заживем как европейцы. Я так мечтаю: сижу у себя дома, пью чай с круассанами. Будем жить по-человечески».

Студентки Олеся и Ира заявили, что в Европе жить лучше, потому что там высокие зарплаты. Домохозяйка из Виницы хочет жить в свободной и великой Украине. Безработный Евгений из Житомира мотивировал своё появление на евромайдане ещё лаконичнее: «Просто Украина – це Еуропа. И мы просто хотим домой».

Только один человек из десятка опрошенных дал содержательный ответ. «Значительная часть украинцев чувствует себя европейцами, - сказал житель Киева Андрей. - Власть уже долгое время говорила о сближении с Европой, но в последний момент бросила это, после отказа принять необходимые законы и заявления премьера Азарова. У украинцев были некоторые надежды на изменения в жизни общества, и после 21 ноября возникло закономерное негодование, появились вопросы. Тем более, выбор стоит между Европейским и Таможенным союзом. Украинцам не нравятся имперские амбиции Путина. Действия российской власти в последние годы только подтолкнули украинцев сделать проевропейский выбор. Можно вспомнить и запрет на отдельные продукты по надуманным предлогам, и остановку грузов на украинско-российской границе, и, конечно, газовый шантаж».

Заметной составной частью протестных акций является украинский национализм. «Кто не скачет, тот москаль» - самый популярный лозунг всех майданов. Политики не стесняются посылать проклятия в адрес российского руководства и страны в целом. Чуть ли не каждый оратор начинает своё выступление с клича украинских националистов «Слава Україні — Героям слава!», «Слава нації! — Смерть ворогам!».

С призывом объединить два лагеря сторонников евроинтеграции ранее выступила бывшая премьер-министр Украины Юлия Тимошенко, отбывающая тюремный срок за экономические преступления. Обращение Тимошенко, объявившей бессрочную голодовку с требованием к Януковичу подписать соглашение об ассоциации с ЕС, обнародовала ее дочь Евгения.

В ночь на 27 ноября лидер оппозиционной парламентской фракции «Батькивщина» Арсений Яценюк объявил: оппозиция пойдет на объединение двух лагерей сторонников евроинтеграции, отказавшись от использования политической символики на митингах. После выступления Яценюка участники лагеря отправились на Майдан независимости, где выступили с краткими обращениями.

Между тем президент Украины Виктор Янукович в интервью местным телеканалам вечером 26 ноября заявил, что «аплодирует» тем, кто вышел на митинги за европейскую интеграцию . В то же время среди участников митингов есть и те, «кто вышел решать свои политические вопросы под партийными флагами и с лозунгами, с которыми они идут на выборы 2015 года». В этом же интервью Янукович попытался еще раз объяснить свою позицию по «евроинтеграции». По его словам, ЕС выдвинуло Украине слишком жесткие требования: « Ничего, кроме петли, не было. Когда мы получили требования и критерии, которых нужно достичь, - мы не испугались. Взяли 21 требование, 19 выполнили. Неизвестно, как нам этот год решить, как 2014 прожить. У нас очень много проблем, как мы еще будем нагружать себя обязательствами?". И в этот раз Янукович уже Европу обвинил в давлении на страну: "Пока я президент Украины, я не позволю, чтобы на Украину давили. Я не хочу, чтобы мы с плохим здоровьем куда-то шли. Мы идем. Мы должны идти, как говорится, в полный рост. Мы должны быть сильными. Тогда к нам будут относиться, как к партнерам". По его мнению, для того, чтобы амортизировать экономический удар от подписания соглашения с ЕС, нужны большие средства: «"По разным оценкам, ежегодно требуется не менее 20 миллиардов евро. А в целом до 2017 года 160 миллиардов евро нужно. Разные страны по-разному проходили. Но представьте себе, что это не вступление Украины в Европейский союз. И Украина не будет приобщена к европейским фондам. Нас там не будет. Это только соглашение об ассоциации". При этом, пре6зидент Украины на ставит точку в своих отношениях с ЕС: " До этого также было много саммитов и будут еще саммиты», - уверен он.