Новый законопроект о государственной тайне в Турции вызвал беспокойство

268

Законопроект, подразумевающий введение нового определения государственной тайны в Турции и суровое наказание за ее раскрытие, вызвал обеспокоенность у активной части общества.

Фоном для этого стало недавнее раскрытие конфиденциальных документов, разоблачающих масштабное профилирование правительством невинных граждан.

Законопроект гласит, что раскрытие или предоставление доступа к части информации или документам, которые могли бы подорвать международные отношения, оборону или безопасность страны, а также способным представлять опасность для конституционного строя или внешних связей, будет рассматриваться как раскрытие государственной тайны. Тех, кто не в состоянии сохранить в тайне документы, классифицированные как секретные государственные бумаги, накажут в соответствии со статьей 258 УК Турции. Если государственные секреты будут раскрыты через СМИ, в печати или в Интернете, то меру наказания увеличат до шести лет тюремного заключения.

В прошлом месяце турецкое ежедневное издание Taraf опубликовало несколько конфиденциальных документов, свидетельствующих о том, что Партия справедливости и развития (ПСР) и Национальная разведывательная служба (MIT) профилируют лиц, связанных с некоторыми религиозными и конфессиональными группами. ПСР призналась в подлинности документов. Спикер правящей партии Хусейн Челик назвал профилирование «бесчестием» и заявил, что документ был подготовлен по старой привычке некоторыми сотрудниками спецслужб, несмотря на то что новое руководство не поддерживает подобных действий.

Однако неделю спустя премьер-министр, MIT и Совет национальной безопасности (MGK) подали совместное прошение о возбуждении уголовного дела против газеты и журналиста Мехмета Барансу по факту разглашения конфиденциальных государственных документов. В результате прошения, в отношении журналиста немедленно было начато расследование. На данный момент Барансу обвиняют в приобретении конфиденциальных документов, имеющих серьезное значение для безопасности государства, разглашении государственной тайны, а также в политическом и военном шпионаже. Если суд подтвердит его виновность по всем пунктам, то срок тюремного заключения составит 43 года. По словам видных экспертов по правовым вопросам, в Турции понятие государственной тайны весьма размыто, и сложно с точностью определить, что подпадает под это понятие и какие документы должны считаться тайными и антидемократическими.

Законопроект, находящийся на рассмотрении и голосовании в парламенте, предусматривает пересмотр идентификации, хранения и раскрытия секретной информации и документов. В дополнение к пересмотру концепции, что именно представляет собой государственная тайна, законопроект установит лимит времени на конфиденциальность таких материалов — максимум 50 лет.

Газета Taraf сообщила в четверг, что в случае принятия данного закона, будет создан Совет государственной тайны (DSK), который будет решать на основании определенных критериев, какие документы или информацию следует рассматривать как государственную тайну, в связи с чем они не подлежат разглашению. DSK будет состоять из заместителей министров из министерств юстиции, внутренних дел, иностранных дел и обороны под председательством заместителя премьер-министра, что, по мнению Taraf, дает слишком широкие полномочия премьер-министру и другим министрам для сокрытия информации.

Депутат от Республиканской народной партии в Мерсине Али Рыза Озтюрк, член парламентской комиссии по юстиции, сказал, что законопроект откроет путь правительству для совершения преступлений под завесой государственной тайны. Он также добавил, что подобный законопроект противоречит Конституции, ограничивая право людей на информацию.

Заместитель председателя Партии националистического движения Октай Озтюрк, также являющийся членом парламентской комиссии по юстиции, считает антидемократичным позволить департаменту под председательством премьер-министра решать, что является и что не является государственной тайной.

Турецкий фонд экономических и социальных исследований (TESEV) присоединился к критике законопроекта. По мнению фонда, государственная тайна — весьма размытое понятие, которое сложно поддается определению. Это может привести к тому, что все документы и информация могут быть засекречены государством.