В начале 1953 года в СССР произошел переворот

1091

Кем был Иосиф Виссарионович Сталин? Странный вопрос, мы же прекрасно знаем, что этот человек занимал высшие посты в стране, являлся ее «хозяином».

Однако, оказывается, в действительности «вождя народов» еще при жизни лишили практически всех титулов, превратив в рядового члена Президиума ЦК партии. На протяжении десятилетий факты, касающиеся его свержения, оставались тайной за семью печатями. Однако сейчас исследователь политической истории Николай НАД смог получить доступ к документальным свидетельствам, подтверждающим, что в начале 1953 года в СССР произошел настоящий государственный переворот. Об этом он рассказал в беседе с корреспондентом «МК».

сталин вождь ссср николай над — Сталин лишился власти, став жертвой заговорщиков из числа его ближайшего окружения — Маленкова, Хрущева и Булганина, во главе которых стоял Берия. Я занимался поисками и сбором достоверной информации об этом почти 15 лет, и вот теперь наконец в моем распоряжении веские доказательства, подтверждающие, что государственный переворот в конце зимы 53-го года действительно был. Свидетельство тому — документы, хранящиеся в закрытых хранилищах — на Старой площади и в архиве бывшего Института марксизма-ленинизма... Некоторые из них удалось получить благодаря тем доверительным отношениям, которые сложились у меня с бывшими Председателями КГБ СССР Семичастным и Крючковым.

Подтасованное время

— 3 марта 1953 года (Сталину еще предстояло жить 3 дня!) произошло событие, которое до сих пор не стало достоянием историков, потому что документ, отражающий это событие, все еще засекречен. Однако у меня есть официально заверенная копия выписки из него.

Секретная бумага, о которой идет речь, называется «Протокол №11 заседания Бюро Президиума ЦК от 3 марта 1953 г.». После изучения архивных материалов стало ясно, что именно на этом заседании Бюро приняты и зафиксированы те главные изменения в руководстве страны, которые должны произойти в результате государственного переворота — в том числе и замена Сталина на всех его высших постах. Причем из текста документов, которыми я располагаю, видно, что тогда, 3 марта, участники заседания решили узаконить эти изменения еще при жизни вождя, но объявить о них лишь после его кончины, — как будто они были приняты уже после смерти Сталина.

Судя по имеющимся документам, на том «законспирированном» Бюро Президиума ЦК его участники спланировали (для утверждения принятых кадровых решений) провести в ближайшее время Совместное заседание Пленума ЦК, Совета Министров и Президиума Верховного Совета СССР.

Это чрезвычайное мероприятие, намеченное первоначально на 4-е число, состоялось 5 марта 1953 года (тоже еще при живом Сталине!). Мне удалось получить копию протокола Совместного заседания, долгие годы хранившегося в закрытых архивных фондах. (На последнем листе этого документа, подготовленного за 1 час 10 минут до смерти Сталина, имеется размашистая подпись Председателя Совместного заседания Никиты Хрущева, а в списках присутствовавших — автографы многих других высокопоставленных персон.) Согласно имеющимся в протоколе записям, все прошло очень быстро: в 20.00 начали, 15 минут ушло на составление списка присутствующих, а в 20.40, то есть через 25 минут, все формальности были уже закончены. Действуя столь скоростными методами, участники заседания в итоге не только утвердили все перемены на высших постах, намеченные 3 марта Бюро Президиума ЦК, но и заменили в общей сложности не менее 73 руководителей в партийной, исполнительной, законодательной и профсоюзной властях, подвергнув одновременно полной перетряске и кадры сотрудников 17 главных министерств. Даже на менее значимые места поставили новых надежных людей.

Все было сделано так, будто Берия «и компания» специально хотели основательно нарушить сложившиеся между руководителями министерств и ведомств личные связи, словно боялись организованного неподчинения их антисталинским решениям. Выходит, Берия основательно готовился еще задолго до смерти Сталина. Иначе откуда сразу столько радикальных политических и государственных шагов? Еще труднее представить, чтобы все эти срочные перемены замышлялись самим Сталиным на случай своей внезапной кончины... Так что, хотя это и называлось тогда в официальных документах «рядом мероприятий по организации партийного и государственного руководства», но фактически было государственным переворотом!

На тех «законспирированных» заседаниях в верхах часто звучала формулировка о необходимости «бесперебойного и правильного руководства страной». Тогда вряд ли кто из непосвященных понял, что значили такие слова, но теперь, когда открылись почти все главные документы, мы вправе обнародовать то, что говорилось в те дни о еще живом «хозяине» в узком кругу: Сталин стал допускать не только перебои в управлении страной, но и, перейдя к методам единоличного руководства, все чаще стал принимать необоснованные решения...

— Указаны ли в протоколе заседания 5 марта основные персонажи грядущих перемен?

— Исходя из текста этого документа, самая важная роль на Совместном заседании отводилась Берии. Именно он, ссылаясь на решение Бюро Президиума 3 марта, внес предложение принять официальное решение и вместо Сталина «...назначить Председателем Совета министров СССР тов. Маленкова Г.М.».

А вот как выглядели другие изменения, произведенные в руководстве страны «верными соратниками» в то время, пока умирал их «великий вождь и учитель»: Хрущев перебрался на место генсека, Булганин — в кресло военного министра — министра обороны, Берия же, встав во главе специально созданного объединения министерств внутренних дел и госбезопасности, вообще взял под свой контроль всю политическую и экономическую жизнь.

В те последние часы жизни теперь уже бывшего «хозяина Кремля» были осуществлены основательные перемены во всех мало-мальски значимых верхах — якобы в целях перехода от «единоличного руководства Сталина» к так называемому «коллективному руководству». (На самом деле это было лишь видимостью, так как вновь назначенное «коллективное руководство» с самого начала оказалось под тотальным надзором Берии!)

— Неужели среди партийной и государственной элиты не нашлось людей, по-настоящему преданных своему вождю?

— Поразительно, но никто из более чем 250 человек, участвовавших в Совместном заседании вечером 5 марта, при голосовании не пытался выступить против. Неужели никого из них не взволновал тот факт, что Сталин еще жив, а все решения принимаются так, словно его уже нет и никогда не будет? (Единственный формальный «акт уважения» — то, что Иосифа Виссарионовича выбрали членом преобразованного Президиума ЦК.) Из текста протокола видно: на заседании никто из выступавших даже не говорил, что принимаемые решения предлагаются, исходя из идей товарища Сталина!

Хозяин страны «единодушно и единогласно» лишался ими своей власти... при жизни! А последним, 13-м пунктом Постановления Совместного заседания был пункт, который гласил, что Маленкову, Берии и Хрущеву поручается привести в должный порядок документы и бумаги товарища Сталина, как действующие, так и архивные...

— Столь важные решения, касающиеся руководства страны, должны были обнародовать...

— Решения о коренных переменах во власти, принятые 3 и 5 марта, газеты напечатали только 7-го числа (исключив при этом из текста Постановления Совместного заседания 13-й пункт), — чтобы у людей создалось впечатление, что новые назначения состоялись уже после смерти вождя. Именно так пишут и по сей день почти все наши и зарубежные историки. Хотя на самом деле главное в этой «перестройке» было сделано даже не 5-го, а 3 марта!

Реванш «старой гвардии»

— Будучи в преклонном возрасте, Сталин наверняка не мог не задумываться о преемнике.

— В какой-то период таким человеком многие считали председателя Госплана СССР Николая Вознесенского. Однако в 1949-м в связи с «ленинградским делом» он был снят со всех постов, арестован и в 1950 году расстрелян.

Есть версия, что Сталин после «отставки» Вознесенского все-таки нашел себе молодого преемника в лице Пантелеймона Пономаренко. Это предположение мне подтвердил при нашей встрече Анатолий Лукьянов, занимавший пост Председателя Верховного Совета СССР, а до того бывший заведующим Общим отделом и секретарем ЦК КПСС по административным органам (в его обязанности входила и сохранность знаменитой Особой папки, содержащей важнейшие секреты страны): «В ЦК от людей, которых назвать публично я не могу, но чья честность у меня не вызывает сомнений, мне довелось слышать следующее. За несколько дней до смерти Сталина с его ведома была подготовлена записка с предложением о назначении Председателем Совета министров СССР Пономаренко П.К., вместо настаивавшего на своей отставке Сталина... Этот проект был уже завизирован почти всеми первыми лицами за исключением Берии, Маленкова, Хрущева и Булганина. Весной 1953 г. обсудить проект постановления предполагалось на заседании Президиума ЦК КПСС (которое, согласно официальным данным, должно было состояться 2 марта. — НАД). Однако неожиданная смертельная болезнь Сталина (за день до президиума. — НАД) не позволила рассмотреть записку, а после кончины вождя, естественно, этот проект был отодвинут теми, в чьи руки перешла власть. С приходом к партийной власти Хрущева этот документ исчез». (Конец цитаты, завизированной по моей просьбе самим Анатолием Лукьяновым. — НАД.)

— Новый вождь испугался конкуренции?

— Скорее всего, оказавшийся во главе партии Хрущев, поддерживаемый Берией и Маленковым, дал команду уничтожить этот документ, как, впрочем, и многие другие бумаги, существование которых было не в его интересах. К слову сказать, насчет того, что подобные «чистки документов» имели место, у меня есть письменное подтверждение от известного генерала КГБ Докучаева.

Планировавшееся Сталиным назначение председателем Совмина Пономаренко подтверждает предположения о том, что у «верных соратников» вождя были веские причины его убрать, чтобы не допустить появления наверху власти чужака. Берия, Маленков и Хрущев понимали: с приходом Пономаренко их политической карьере наступит конец.

Пантелеймон Кондратьевич, еще будучи первым секретарем ЦК Компартии Белоруссии, нравился Сталину своими организаторскими и исполнительскими способностями. Когда молодого главу Белоруссии Сталин сделал секретарем ЦК, заместителем председателя Совмина СССР (то есть одним из своих замов!) да еще и членом Президиума ЦК КПСС, Хрущев увидел в Пантелеймоне Кондратьевиче опасного соперника. И это предопределило его дальнейшее отношение к Пономаренко. Как только Хрущев и другие заговорщики пришли к власти, они сразу же отправили Пономаренко из заместителей председателя Совмина на специально придуманную малозначащую должность министра культуры, а в партийной иерархии, лишив поста секретаря ЦК, понизили до кандидата в члены Президиума. Но этим не кончилось. На следующий год Пономаренко «сослали» в первые секретари ЦК Компартии Казахстана, а потом вообще перевели в послы — подальше от Москвы.

— Кроме «наследника» кто еще был принесен в жертву амбициям организаторов «антисталинской перестройки»?

— Та же участь постигла тогда почти всех «молодых» и еще не испорченных большой властью руководителей, которых Сталин совсем недавно выдвинул в качестве смены «старой гвардии». Подтверждением этому — составленный мною на основании архивных документов список «молодых», чья карьера была обрушена за те считаные минуты, пока шло чрезвычайное заседание 5 марта 1953 года:

46-летний Л.Брежнев из секретарей ЦК и кандидатов в члены Президиума ЦК переведен на должность заместителя начальника Главного политуправления Советской Армии и ВМФ.

48-летний А.Косыгин из зампредов Совмина и кандидатов в члены Президиума ЦК сделан министром легкой и пищевой промышленности.

50-летний В.Малышев из зампредов Совмина и членов Президиума ЦК стал министром транспортного и тяжелого машиностроения.

50-летний И.Тевосян из зампредов Совмина и кандидатов в члены Президиума ЦК стал министром металлургической промышленности.

51-летний В.Кузнецов с постов Председателя ВЦСПС и члена Президиума ЦК отправлен послом в Китай...

Сегодня, когда удалось заполучить главные документы тех дней, нет сомнений, что высказанное Сталиным намерение провести смену элит и нависшая в связи с этим угроза над так называемой «старой гвардией» сделали свое дело. «Ближайшие соратники» позаботились и об устранении самого «хозяина», и об отправке своих «молодых» конкурентов подальше от первых ролей. В итоге получилось так, что «вождь народов» еще был жив, а «старая гвардия» уже не только вернула себе все прежние посты, но и успела захватить новые, которые принадлежали самому Сталину. Во главе заговора стоял Берия.

— Смерть Генералиссимуса на совести этого человека?

— Да, теперь есть все основания полагать, что именно на совести Лаврентия Павловича секретная операция, в результате которой Кремль лишился своего многолетнего «хозяина»! Подробные доказательства этого я уже приводил в своей книге «Как убивали Сталина», поэтому сейчас повторяться не буду. Но, подытоживая рассказ, хочу обратить внимание читателей «МК» на одну историческую параллель.

В 1991 году назначенный Горбачевым (с целью сохранения СССР) день принятия нового Союзного договора послужил поводом к выступлению ГКЧП.

Намеченное на 2 марта 1953 года заседание Президиума ЦК КПСС, на котором должны были состояться многие поворотные события (в том числе передача Сталиным власти своему преемнику), стало для «старой гвардии» (и особенно для Берии) сигналом к отстранению Сталина от активного участия в управлении партией и государством не позже 1 марта. Именно в этот день Иосифа Виссарионовича и сразил приступ тяжелой болезни, от которой он и скончался несколько дней спустя. Будучи в это время, как подтверждают вновь открытые документы, уже отставным руководителем страны.