Он вернул себе «почетное звание» Владимира Владимировича

29

«Насчет преемника не сказал — потому что нечего здесь говорить» — с помощью этой краткой реплики Владимир Путин в очередной раз закрепил свое безраздельное лидерство на российском политическом пространстве.

В ходе своей традиционной многочасовой пресс-конференции ВВП предпочел оставить без внимания преподнесенный ему журналисткой из Владивостока титул «господин пожизненный Президент РФ». Но расслабленная манера гаранта Конституции и отпускаемые им язвительные реплики говорили сами за себя.

Путин явно ощущает себя политическим гигантом, которого окружают одни политические пигмеи. Лидеры некогда мощной «болотной оппозиции» были снисходительно охарактеризованы ВВП как амбициозные деятели, у которых есть, однако, все шансы опозориться на деревенских гуляньях. А самые «добрые эпитеты» были Путиным припасены для экс-президента, а ныне премьера Медведева. Дмитрий Анатольевич — это отныне обладатель «самой гнусной работы в стране» и даже политик номер пять в России.

Несколько лет тому назад во время очередного визита Геннадия Зюганова в редакцию «МК» я попытался вывести коммунистического лидера на прямую критику в адрес Владимира Путина. И ничего у меня не получилось. Клеймить «нынешний режим» глава КП РФ был готов хоть до послезавтрашнего утра. Но вне зависимости о того, насколько настойчиво я переводил разговор на лично Путина, Зюганов искусно выскальзывал из всех словесных ловушек. Заставить его сказать хоть одно плохое слово про Владимира Владимировича в тот день можно было разве что под пытками.

Вряд ли Путин знает об этом нашем диалоге. Но в этот четверг ВВП ответил Геннадию Зюганову любезностью на любезность. Отвечая на вопрос «кто в России политик номер два?», президент игриво заявил, что у нас таких людей много, и первым среди них назвал Зюганова. В зале сразу раздались не менее игривые аплодисменты, на что Путин отреагировал: «И ничего смешного здесь нет!»

И да, и нет. Во внешне смешной форме ВВП решал очень важную политическую задачу. Наградив Зюганова, Жириновского и Миронова титулами политиков номер два, номер три и номер четыре, президент меньше всего думал об этих не очень влиятельных по сути персонажах. Реальной целью Путина был человек, которому, исходя из президентской логики, досталось звание «политика номер пять по объему влияния в стране» — Дмитрий Медведев.

Оставаясь в рамках вежливости и приличий, Путин по полной программе оттоптался на своем сменщике и предшественнике. Президент дал понять, что в самое ближайшее время менять кабинет министров он не намерен: «В целом я оцениваю работу правительства удовлетворительно». О человеке, который некогда считался его партнером по тандему, Путин говорил со снисходительностью, которая хуже любого оскорбления.

В ходе своей пресс-конференции ВВП заявил, что он в принципе против рассыла «черных меток». Но постановка Медведева в один ряд с Жириновским, Зюгановым и Мироновым — это, с моей точки зрения, «черная метка» в ее самом чистом и концентрированном виде. Путин открыто посылает месседж: «Не видать тебе теперь, друг Дмитрий, преемничества как своих ушей! Привыкай, что твое место рядом с политическими фигурами второго или даже третьего ряда!»

Аналогичного издевательского обхождения от президента удостоились и лидеры либеральной оппозиции. Три года назад ВВП изволил на этих людей искренне гневаться и обижаться. Помните наполненный искренними эмоциями монолог тогдашнего премьера Путина в декабре 2010 года о «либеральной интеллигенции», которой придется «сбрить бороденку и надеть каску»? Еще через год те самые «либералы с бороденками» не на шутку испугали Кремль, подняв «болотную волну». А вот сейчас Владимир Владимирович отноcится к либералам как к отыгранной политической силе.

«Те, кто оппозиционно настроен, стараются, конечно, добраться, куснуть главного, потому что это всегда поднимает собственный рейтинг. Это общее правило поведения всех оппозиционных партий в мире. Это известный, тривиальный прием, но, в принципе, прием вполне правильный для людей, которые хотят о себе заявить, но выпрыгивают из штанов и ругаются. Правда, надо аккуратнее это делать. Как у нас в деревне говорят, иногда можно и без порток остаться. Ну хорошо, если есть на что посмотреть. А если особо нечем похвастаться? Конфуз может быть. Конец карьере!» — в таких выражениях не говорят о силах, которые воспринимаются как серьезная угроза.

В таких выражениях говорят о политиках, которые, словно Моська, путаются под ногами. Путин, похоже, считает, что на данном этапе он с разгромным счетом выиграл войну с «оранжевой угрозой». На этой пресс-конференции вообще было заметно: Владимир Путин крайне доволен собой.

В конце 2012 года на аналогичном мероприятии мой коллега Александр Колесниченко задал президенту свой знаменитый вопрос о запрете на усыновление российских сирот в Америку. И ВВП «поплыл». Путин был, несомненно, убежден в собственной моральной правоте. Но он не сумел заразить этим ощущением других. Ответ президента был эмоциональным, но не очень убедительным.

В этом году Колесниченко тоже принял участие в пресс-конференции. Однако «момента Колесниченко» в 2013 году, на мой взгляд, не было. Конечно, далеко не всегда ВВП был абсолютно убедителен. Я, например, не могу разделить твердой веры президента в том, что ОМОН в принципе «не может бить девушку». Меня откровенно покоробил и прозрачный путинский намек на «непатриотичность» уволенного главного редактора РИА «Новости» Светланы Миронюк.

Но в целом на президентской пресс-конференции морально доминировал именно президент, а не кто-нибудь иной. Путин, словно многорукий теннисист из фантастического фильма, с легкостью отбивал все «мячи» оппонентов — ой, простите, журналистов.

Журналист с Украины ядовито спрашивает по поводу выданного президенту Януковичу кредита в 15 миллиардов: «Сколько вы готовы еще заплатить, чтобы отвадить официальный Киев смотреть в сторону Европы?» ВВП сначала отвечает шуткой на шутку: «А сколько еще вам надо?» — а затем дает спокойный, обстоятельный и логичный ответ.

Корреспондентка из российского еженедельника публично признается президенту в «платонической любви» и осыпает его многочисленными просьбами. Путин и здесь сохраняет чувство юмора и находит нужные слова. Если чувство неловкости при просмотре этого «любовного диалога» и возникало, то относилось оно исключительно к журналистке, а не к ВВП.

Даже знаменитая Мария Соловьенко — та самая Маша из Владивостока, которая на пресс-конференции в прошлом году повергла всех в шок, назвав президента Вовой, — на этот раз попала под влияние путинского обаяния. Вопросы харизматичной дамы из Приморья были по-прежнему важны, остры и били не в бровь, а в глаз. Но это не был «диалог Маши и Вовы». Это был диалог всесильного главы государства и рядового гражданина, который обращается к нему с челобитной.

Иными словами, Владимир Путин — это больше не «Вова». По итогам своей большой пресс-конференции 2013 года глава страны вернул себе «почетное звание» Владимира Владимировича. На этом фоне даже внезапная новость про грядущее помилование Михаила Ходорковского не показалась мне особо удивительной. ВВП считает себя абсолютным победителем. А победитель может себе позволить быть великодушным.

ЦИТАТЫ ДНЯ

ПРО ДУХОВНЫЕ СКРЕПЫ: «Кодекс строителя коммунизма» если почитаете — это жалкая копия с Библии».

ПРО ОБАМУ И «ШПИОНАЖ» США: «Я ему завидую. Завидую, потому что он может это сделать и ему за это ничего не будет».

ПРО ГАЛЕРЫ: «Самая гнусная работа, которая у нас есть, — это работа председателя правительства... Как будто находишься под водопадом, просто катится постоянно, не переставая».