Путин становится брендом России за рубежом

250

В начале года британская газета Times опубликовала результаты опроса «Самые значительные люди мира», в котором приняли участие около 14 тысяч респондентов из тринадцати стран мира, включая США.

Возглавил этот рейтинг основатель компании Microsoft и миллиардер Билл Гейтс. Второе место опрашиваемые отдали президенту США Бараку Обаме, а третье — президенту РФ Владимиру Путину. По мнению эксперта Инициативы «Постглобализация», американского историка и экономиста Уильяма Энгдаля, наиболее интересным в результатах данного опроса является распределение в рейтинге глав мировых держав: европейские лидеры не попали даже в десятку, в то время как вектор роста влияния стран БРИКС очевиден.

Исследование газеты Times проводилось британской организацией YouGov, опросы которой считаются одними из самых авторитетных в мире. И хотя первое место Билла Гейтса лично у меня вызывает недоумение, некоторые другие результаты я бы все-таки назвал весьма информативными. Во-первых, интересна выборка стран, в которых проводилось исследование — США, Россия, Великобритания, Франция, Германия, Австралия, Пакистан, Индонезия, Индия, Китай, Египет, Нигерия и Бразилия. Участие развивающихся стран, а также четырех из пяти стран БРИКС — Бразилии, России, Индии и Китая — уже свидетельствует как минимум об изменяющемся восприятии мирового влияния.

Однако наиболее крупным доказательством такого «сдвига» является тот факт, что в тринадцати странах на третьем месте среди самых значительных людей мира оказался российский президент Владимир Путин. Это отражает колоссальные перемены в имидже не только Путина, которого, кстати, назвали еще и самым популярным россиянином, но и имиджа всей России за рубежом. Феномен Путина, который одинаково популярен и в России, и в мире, в очередной раз подтверждает, что за последние два года Россия сделала большой и важный скачок, став одной из основных движущих сил мировой дипломатии. В свое время я открыто заявлял, что Нобелевскую премию мира 2013 года следовало в действительности вручить Владимиру Путину, а не Организации по запрещению химического оружия (OPCW) за предотвращение войны в Сирии. Ведь именно Путин остановил движение в сторону третьей мировой войны, предложив Бараку Обаме «спасительный» для американского президента вариант отказа от этого судьбоносного решения. Стоит при этом также вспомнить его обращение к американскому народу, опубликованное в газете New York Times и вызвавшее огромный резонанс в мировом сообществе. Эти события показали всему миру, в том числе и россиянам, что Россия играет исключительно важную роль на геополитической сцене.

Куда делся ЕС?

В то же время даже беглый взгляд на рейтинг заставляет задаться вопросом: а куда делся Евросоюз? Согласно опросу Times, ни один из политических деятелей Европейского Союза не попал в первую десятку наиболее влиятельных людей мира. Единственным политиком из Старого Света, вошедшим в первую тридцатку, стала Ангела Меркель, оказавшаяся на скромном 26-м месте. Еще три года назад Меркель называлась ведущими СМИ «спасительницей Европы», превозносилась как наиболее влиятельный европейский политик, а в 2012 году журнал Forbes поставил ее на второе место в списке самых влиятельных людей мира. В то же время широко признан тот факт, что ее выступления в защиту мер жесткой экономии в Греции, Португалии, Италии, Испании и других странах Еврозоны привели к тому, что и без того трудная ситуация в этих странах переросла в полномасштабный социальный и экономический кризис. Более того, ее вялая реакция на разоблачение Эдвардом Сноуденом факта шпионажа АНБ во время избирательной кампании 2013 года продемонстрировала, что на самом деле она не в состоянии защищать интересы Европы. Ее реакция последовала только тогда, когда стало известно о том, что АНБ прослушивало ее личный мобильный телефон.

Несомненно, сорок лет назад такие имена, как Шарль де Голль, Вилли Брандт, Альдо Моро были бы на первых позициях списка наиболее значимых людей мира. Сегодня страны Европейского Союза возглавляют заурядные личности, так как реальная власть в ЕС за прошедшие десятилетия перешла от выборных политических фигур к частным крупнейшим банкам, таким, как HSBC, Societe Generale или Deutsche Bank, и транснациональным компаниям, подобным тем, которые участвовали в Европейском Круглом столе промышленников (ERT).

Проблема Евросоюза сегодня не только в том, что его лидеры непопулярны у своих собственных народов (в отличие от российского президента, который и внутри страны на протяжении десятка лет демонстрирует небывалые среди советских и постсоветских лидеров рейтинги), а в том, что ЕС в целом испытывает кризис самоопределения. Де факто: единая европейская валюта является средством поддержания американского доллара как основной мировой валюты, и этот факт позволяет США иметь годовой государственный дефицит, превышающий 1 триллион долларов, и финансировать свои войны за счет иностранных держателей облигаций.

Подъем Евразии

То, что новый президент Китая Си Цзиньпин занял 6-е место в списке самых популярных людей мира, столь же примечательно, как и отданное Владимиру Путину 3-е место. На мой взгляд, самым глобальным сдвигом в мировой политике сегодня является провозглашение более тесных экономических, политических, дипломатических и даже военных взаимоотношений между Китаем и Россией в противовес постоянному превышению полномочий Вашингтона в Совете безопасности ООН. В конечном итоге это может оказаться самым значительным геополитическим событием с момента превращения Западной Европы в центр мировой силы.

Завершает первую десятку наиболее значимых людей мира бывший президент Индии Абдул Калам. Тот факт, что трое из первой десятки являются ведущими политическими фигурами на евразийском пространстве, имеет огромное значение и отражает растущее влияние Китая, России и Индии.

110 лет назад в 1904 году британский «отец геополитики» сэр Хэлфорд Маккиндер, убежденный британский империалист, писал, что величайшей угрозой миру, где господствует Великобритания, было бы развитие единого евразийского экономического пространства, сосредоточенного вокруг России как географической оси территории Евразии. Это утверждение актуально и сегодня. Причем Китай становится неотъемлемым участником этого пространства. Предпочтения Китая очевидны: неслучайно в 2013 году первый официальный визит вновь избранный китайский президент Си Цзиньпин нанес не Бараку Обаме в Вашингтон, а Владимиру Путину в Москву.

В одиночку Китай, несмотря на впечатляющие результаты экономического развития, достигнутые страной после 1979 года, не претендует на глобальную роль. Однако в тесном взаимодействии с развивающейся Россией, обладающей самым современным ядерным арсеналом, технической базой и жизненно важными минерально-сырьевыми и топливно-энергетическими ресурсами, у него большие перспективы. Китай, Россия и Шанхайская организация сотрудничества, наряду с созданным по инициативе Путина Евразийским экономическим сообществом, уже сейчас начинают существенно влиять на экономическое пространство. Конечно, это предполагает, что нынешние лидеры Китая и России не будут просто копировать провалившуюся капиталистическую модель американского «свободного рынка», а найдут свои собственные решения.

Поэтому я уверен в том, что опрос Times наглядно продемонстрировал — мир стоит на пороге глобальных перемен и перемещений центров влияния.

Уильям ЭНГДАЛЬ, американский историк и экономист.