Сноуден рассказал о том, как прекратить слежку за людьми

18

Бывший контрактор спецслужб США Эдвард Сноуден, получивший в России временное убежище 1 августа 2013 года, пообщался с пользователями сети микроблогов Twitter и о ответил на их вопросы. Общение длилось около двух часов.

Причем, в ходе беседы разоблачитель проигнорировал вопросы о деталях своей жизни в России и ответил только на те, которые касались безопасности в Сети и сделанных им разоблачений.

Эдвард Сноуден впервые решился на беседу с простыми интернет-пользователями. При поддержке сайта «Free Snowden» американский беглец устроил онлайн-конференцию в формате «вопрос-ответ». Для того, чтобы спросить Сноудена об интересующей проблеме, было достаточно «запостить» вопрос в Твиттере, поставив хэштэг #AskSnowden. Ответы скандально известного американца начали появляться на странице сайта freesnowden.is примерно в полночь по московскому времени.

Нужно отметить, что разоблачитель потратил имевшееся у него время (вместо запланированного часа он «беседовал» с пользователями два часа) только на те вопросы, которые касались его «сливов» и проблем интернет-уязвимости. Сноуден сделал акцент на том, что американское законодательство не в силах его защитить из-за его статуса. Подчеркнем, что разоблачитель в свое время числился контрактором, а не сотрудником американских спецслужб. К слову, вопросы о своей частной жизни и деталях своего пребывания на территории России Сноуден так и оставил незамеченными…

О том, что нужно сделать, чтобы прекратить «шпионаж»: «Мы должны работать вместе над тем, чтобы договориться о выработке разумной международной нормы, которая бы ограничивала слежку за людьми… Никто не должен «взламывать» важные для жизни инфраструктуры, например, такие как больницы или электростанции, и справедливо требовать, чтобы эти ограничения были прописаны в международном праве. Кроме того, национальные законы не решат проблему сбора данных… Нам нужен глобальный форум и глобальное финансирование…»

О возможности своего возвращения в Соединенные Штаты: «Мое возвращение в США, мне кажется, - это лучшее решение для правительства, для общественности и для меня лично, однако это невозможно в тех условиях, которые создает наше законодательство по защите прав осведомителей (whistleblowers). К сожалению, оно не предполагает защиту для тех, кто является контрактором сил национальной безопасности – для таких людей, как я… Столетний закон, по которому я был обвинен, не работает на пользу людей, действующих в интересах общества. Особенно неприятно осознавать, что нет никаких шансов на справедливое судебное разбирательство…»

О слежке в США: «Самой большой проблемой является методика неизбирательного наблюдения за массами, когда правительство практикует миллионы, миллионы и миллионы ненужных коммуникаций каждый день. Это делается не потому, что это необходимо… а потому что новые технологии позволяют делать это легко и дешево. Я думаю, что человек должен быть в состоянии набрать номер, сделать покупку, отправить SMS-сообщение, написать электронное письмо или посетить сайт без необходимости думать о том, что это за собой повлечет… Это глобальная проблема, и Америка должна взять инициативу по ее исправлению…»

О нарушении конфиденциальности своих сослуживцев, про которую сообщило агентство Reuters: «Это неверная информация. Я никогда не крал никаких паролей и не обманывал своих коллег…»

О консуле Эквадора в Лондоне Фиделе Нарваесе, который потерял работу из-за помощи Сноудену: «Фидель – невероятно храбрый человек. Он сделал все возможное для того, чтобы защитить права того, кого он никогда не встречал в жизни. Он мог бы отказаться от трудного решения, но вместо того, чтобы игнорировать мою ситуацию, он сделал то, что считал нужным. Мир нуждается в том, чтобы такая приверженность своим взглядам, несмотря на грозящие неприятности, встречалась в людях чаще …»

Игорь Субботин, Игорь Кармазин, Московский Комсомолец