Барак Обама выступил с «оптимистическим» посланием перед конгрессом США о положении страны

81

Накануне выступления президента Барака Обамы в Конгрессе спичрайтеры, работавшие над его речью, дали знать американским медиа, что она будет «оптимистической».

И страна, и её президент нуждаются в оптимизме как в кислороде. Казалось бы, дела идут хорошо, экономика на подъеме, войны в Ираке и Афганистане вошли в завершающую фазу, но, тем не менее, оптимизма не наблюдается. У людей ослабла вера в будущее, в Конгресс и правительство. И в президента. Рейтинг Обамы до послания составлял всего 43%. Рейган на пятом году пребывания в Белом доме имел рейтинг в 62%, а Клинтон — 59%, хотя положение США в их правление было хуже.

Конечно, многое объясняется невиданным доселе противоборством, переходящим во взаимное неприятие и отторжение, между демократической и республиканской партиями. Республиканцы отвергают принципиально всё, что исходит от Обамы, а демократы недовольны тем, что он идет недостаточно энергично. Отсюда мизерные 43%. Но они одновременно и показатель уровня оптимизма американцев.

Послание, с которым Обама обратился к Конгрессу, было для него пятым. В Вашингтоне стоял сильный мороз, а по стране мороз был ещё сильнее. В связи с этим журналисты переиначили стандартное президентское «Положение страны хорошее» в «Положение страны замерзшее». Целью Обамы, конечно же, поэтому было растопить лед неверия в будущее и недоверия к себе лично. По-моему, он во многом достиг этой цели. Президент как оратор был в ударе.

У него нет соперников по искусству чтения с телесуфлера. Кажется, что говорит он экспромтом, «без бумажки». Ни разу в ходе произнесения речи он не запнулся, не повторился, не оговорился.

Речь была прекрасно оркестрована и отрежиссирована. Каждое ее положение подтверждалось «человеком из публики». Например, когда речь была о роли женщины в современном американском обществе, Обама упомянул Мари Бэрра — первую женщину, которая недавно возглавила «Дженерал моторс» — крупнейший автомобильный концерн в мире. Камеры телевизоров тут же направились на неё. Когда Обама коснулся медицинской страховки — Обамкер, он рассказал об истории одной женщины, которая получила эту страховку 1 января, а уже 6 января легла под нож и не обанкротилась. Телевидение выхватило из аудитории лицо этой женщины. Президент потребовал увеличения почасового минимума зарплаты американцев с $7,5 до $10. Он подчеркнул, что при учете инфляции ныне этот почасовой минимум на 20% меньше, чем во времена Рейгана. Обращаясь к предпринимателям, президент призвал их, не дожидаясь решения Конгресса, поступать так по собственной инициативе. В качестве примера он упомянул одного бизнесмена, и тут же на экранах возникло его радостное лицо. Он тоже был приглашен в Конгресс. Этот сегмент своей речи Обама закончил призывом: «Повысьте зарплату Америке!»

В своей речи Обама акцентировал проблему огнестрельного оружия. Он напомнил законодателям, что 9 из 10 американцев требуют ужесточения правил покупки хранения и ношения оружия. Он напомнил слушателям о трагедии массовых убийств в школах, кинотеатрах, в моллах. Напомнил он и о героизме учительницы Антуанетты Тафф, которая, рискуя жизнью, спасала своих питомцев от обезумевшего серийного убийцы. Глаза присутствовавших, как и глазки телекамер, зафиксировали храбрую женщину, тоже находившуюся среди гостей.

Итак, иллюстрировалось почти каждое положение речи. Обамы. Большинство живых иллюстраций сидели в «ложе героев» в качестве личных гостей первой леди Мишель. С одной стороны от нее сидела учительница средней школы, завоевавшая первое место в конкурсе преподавателей. С другой стороны от Мишель сидел воин-инвалид Кори Ремсбург. Его Обама приберег к финалу, когда перешел к заслугам граждан в военной форме перед родиной. Обама рассказал, как познакомился с Кори в Западной Европе. Шесть месяцев спустя в Афганистане, где Кори был по десятому заходу и имел полное право больше не ехать в это пекло, его накрыло взрывом бомбы. В течение двух месяцев Кори находился в коме, он лишился конечностей, получил тяжелое ранение в голову. Обама навестил его в военно-морском госпитале в Мэриленде.

Когда речь шла об одиссее сержанта Кори, тот с помощью Мишель и другого соседа справа с трудом поднялся на ноги. Он показывал президенту, Конгрессменам и приглашенным большой палец правой руки (левой у него нет). И аплодировал одной рукой, похлопывая себя по сердцу. В глазах Кори стояли слезы. Слезы стояли в глазах почти всех присутствовавших, хотя многие из них были прожженными политиканами. И это не были крокодиловы слезы. Быть может, слезы раскаяния и покаяния? Ведь Кори сделала инвалидом проводимая ими политика. Стоя аплодировали солдату генералы во главе с председателем Объединенной группы начальников штабов Дэмпси. Я не одно десятилетие живу в Соединенных Штатах, но такого зрелища еще не видел. Овация продолжалась несколько минут. Солдату аплодировали больше, громче и дольше, чем даже самому президенту, когда тот впервые появился в зале заседаний палаты представителей, где обычно зачитываются президентские послания. (Зал сената значительно меньше.) Эпизод с Кори был эмоциональным апогеем выступления Обамы. С этим согласны все комментаторы. И у них на глазах блестели слезы…

Вся церемония проходила согласно церемониалу, отстоявшемуся за многие десятилетия. Сначала зал заполнили законодатели — конгрессмены и сенаторы. Затем гости. В судейских мантиях проследовали члены Верховного суда США во главе с судьей Робертсом. За ними продефилировал генералитет во всем орденском блеске, предводительствуемый генералом Дэмпси. Министерскую когорту возглавил госсекретарь Керри, считающийся первым министром. Присутствовал дипкорпус. Мажордом специально провозгласила при их появлении имена первой леди и супруги и вице-президента Байдена.

Наконец, раздался торжественный голос мажордома:

— Президент Соединенных Штатов Америки!

В этот момент спикер палаты Бейнер трижды ударил деревянным молотком по пульту.

Обама двигался между рядов законодателей. Он пожимал руки и обнимался с мужчинами и целовал всех женщин: и белых, и цветных. Здесь мне подумалось, что в начале прошлого века его за такое могли бы линчевать.

Президент поднялся на кафедру и передал сидящим за его спиной вице-президенту Байдену, который является по совместительству председателем сената и спикеру Бейнеру два пакета, в которых находился текст его речи. Кстати, можно было выключить звук телевизора и догадываться о том, что говорил президент, глядя на лица Байдена и Бейнера. Когда Байден улыбался или аплодировал, то становилось ясно даже глухому, что Обама говорил нечто, отвечающее политическим доктринам демократов. В этот момент Бейнер сидел нахохлившись. Он не вставал с места и не аплодировал и даже не улыбался. Но когда дело заходило о чем-то таком, в чем республиканцы могли поддержать демократов, то Бейнер великодушно, а скорее, снисходительно аплодировал.

Речь Обамы длилась один час и пять минут. Поэтому сейчас по горячим следам я не могу прокомментировать всё его выступление. Ограничусь лишь пунктирными замечаниями. В речи Обамы было несколько постоянных мотивов его политической философии: о исправлении неравенства в материальной области, которое сейчас раскалывает американское общество на один процент богачей и «всех остальных». Он говорил в связи с этим о переделке налогового законодательства. Призывал тратить больше на восстановление шоссейных дорог и мостов — вкладывать значительные суммы в образование и здравоохранение.

Но, конечно, он понимал, что все эти благие пожелания останутся на бумаге, если они не пройдут через законодательный орган — Конгресс, где, к сожалению, большинство принадлежит республиканцам, отвергающим всё то, что «пахнет» Обамой.

Обама заявил, что 2014 год должен быть годом действий в США. Что он подразумевал под этим? Он сказал, что Америка не стоит на месте, и он тоже не желает стоять на месте. Если Конгресс не будет шагать в ногу со страной, то ему придется действовать вне Конгресса, самостоятельно. Речь идет о т.н. президентских указах. Надо сказать, что предыдущие годы своего президентства Обама не злоупотреблял президентскими указами. Всего таких было в годы его пребывания в Белом доме 167. Для сравнения скажу, что Буш подписал 197 президентских указов, а президент Картер даже 276. В качестве примера такой самодеятельности Обама привел президентский указ, который он собирается принять о повышении заработной платы американских трудящихся с $7,25 за час (как минимум) до $10. Однако дело в том, что этот президентский указ поможет поднять зарплату лишь максимум, одному миллиону рабочих. А вот, если это же повышение примет законодательную форму и будет одобрено Конгрессом, то повышение зарплаты получат 17 млн. человек.

Помните, старый анекдот о том, как служитель зоопарка рассказывает посетителям как выглядит рацион слона? «И неужели он всё это съедает?» — спрашивают посетители. «А кто ж ему это даст?» — отвечает служитель. Вот приблизительно в таком же роде были предложения, внесенные Обамой. республиканцы отнюдь не готовы уступить ему. Как заявил спикер Бейнер, «мы здесь не для того, чтобы он нас топтал ногами». Он — это, естественно, президент.

Первые отклики на речь Обамы выглядят следующим образом. Как показывает опрос общественного мнения, проведенный телеканалом CNN, 44% респондентов восприняли речь Обамы «очень позитивно», а 32% — «несколько позитивно». 22% отрицательно отнеслись к этой речи. Любопытно заявление одного из стратегов республиканской партии Алекса Кастелланоса. Он выразился по поводу речи Обамы следующим образом: «Речь Барака Обамы напоминает большое обилие секса. Даже то, что в ней плохое выглядит великолепно».

Внешнеполитическая тематика заняла в речи Обамы весьма скромное место. Он обещал в 2014 году закрыть, наконец, тюрьму в Гуантанамо. Он позитивно оценил переговоры, которые сейчас ведутся с Ираном. Президент подчеркнул, что наложит вето на решение конгресса, если оно будет требовать усиления санкций против Тегерана, ибо такой демарш естественно, подорвет переговоры по поводу ядерного вооружения Ирана. Буквально через запятую Обама сказал о ситуации, которая сейчас сложилась в Украине. А насчет Олимпийских игр в Сочи Обама высказался под углом зрения равенства различных сексуальных ориентаций: "Мы верим во врожденное достоинство и равенство всех людей, независимо от расы, вероисповедания, убеждений или сексуальной ориентации. И на следующей неделе мир вновь увидит это — когда американская команда будет шествовать по Олимпийскому стадиону, когда будет привозить домой золото".

Итак, президент Обама пожелал «слону» — то есть США многие блага. Однако, между этим «слоном» и Обамой стоит ещё один «слон» — республиканская партия, для которой изображение слона является фирменным знаком.

Мэлор СТУРУА, Миннеаполис.