Россия-Украина: спасать нельзя оставить

40

Революции поднимают моральный дух, но опустошают бумажники. Фактическая капитуляция режима Януковича ввергла в состояние исступленной эйфории многих поклонников «демократических идей» в России, на Украине и на Западе.

Но украинские финансы не просто поют романсы — они их воют. И это ставит Кремль в особо деликатное положение.

Обильно поддержав украинский народ морально, Запад пока отказался поддержать его материально. Единственное, что сейчас отделяет Украину от банкротства, — это предоставленные ей в виде кредита деньги российских налогоплательщиков. Но будет ли иметь смысл подобная щедрость, если власть в Киеве окажется в руках людей, живущих по принципу «прочь от Москвы»?

Вопрос может показаться неразрешимым. Финансировать из российского бюджета антироссийский режим в Киеве — это, естественно, что-то из области политического мазохизма. Но отказ соседней стране в предоставлении дальнейших траншей тоже чреват неприятными последствиями. Мы не только рискуем еще глубже «впечатать» Украину в объятия наших геополитических оппонентов.

Отказав соседу в помощи в момент, когда его экономика горит синим пламенем, мы таким образом щедро подольем масла в огонь. А ведь наша хата не с краю. Украинская «хата» стоит совсем рядом с российской. Если мы позволим дому соседа развалиться на куски из-за пожара, наш дом с очень высокой долей вероятности будет следующим. На нашу крышу свалится такое количество раскаленных головешек, что быстро их собрать не сможет никакое «политическое МЧС».

Итак, выхода нет? Выход есть. И более того — как мне кажется, Кремль даже сумел нащупать единственно возможный в данных обстоятельствах политический курс. Заключается этот курс в том, что это не Москва должна принимать судьбоносные решения о российско-украинских отношениях. Москва уже все для себя давно решила. Судьбоносные решения должны принимать в Киеве. А Москва должна сохранить право и возможность на эти решения адекватно реагировать.

«Напрямую скажу сразу в ответ на ваш вопрос, будем ли мы пересматривать наши договоренности по кредитам и по энергетике, если к власти придет оппозиция: не будем... Мы вели очень конструктивный диалог с правительством Украины, когда это правительство возглавляла госпожа Тимошенко. Мы же обо всем с ней договаривались, для нас это никакое не табу — разговаривать с представителями разных политических сил Украины», — заявил Владимир Путин во вторник на пресс-конференции по итогам саммита Россия — Европейский союз в Брюсселе.

Для меня это заявление ВВП — отрадное свидетельство: иногда даже у традиционно неуклюжего русского медведя получается танцевать сложные дипломатические танцы. Выдав «словесный кредит» любому следующему правительству Украины, Москва ничего не потеряла, но многое приобрела.

Публично провозгласив: для нас не важно, кто у власти в Киеве, — Кремль перерезал канаты, связывающие его с Виктором Януковичем — политиком, который вот-вот может превратиться в тяжеленный политический балласт. Если четвертому президенту Украины суждено скоро утонуть, он утонет один, не потянув за собой на дно российские стратегические интересы. Если же Янукович сможет в каком-то качестве выплыть, то замечательно — Россия продолжит с ним работать. Путин же не говорил, что мы ставим на Викторе Федоровиче жирный крест.

Обеспечив таким образом полную свободу действий для Москвы, ВВП в то же самое время не дал следующей украинской власти — какой бы она ни была — ничего похожего на карт-бланш. Да, Кремль готов к конструктивной работе с новой администрацией в Киеве, даже если та будет состоять из политических антиподов Януковича. Но если эта новая администрация пересечет «красную линию», вся конструктивность из диалога исчезнет в мгновение ока.

«Вопрос по подписанию Украиной соглашения с ЕС связан не с суверенным выбором Украины, а с тем, какие последствия будут для российской экономики в случае подписания этого соглашения. Ну, например, может ли она (Украина. — «МК») существовать в рамках зоны свободной торговли, в которой Украина уже находится и просила нас в свое время об этом? У нас создалось впечатление, что Украину вынимают из зоны свободной торговли. Если это так, то мы не можем сохранить преференциальный режим», — сделав подобное заявление, Путин показал, что в своих отношениях с Киевом Москва по-прежнему готова применять не только «морковку», но и «дубинку».

Если украинская власть в своей новой конфигурации начнет линию, активно противоречащую стратегическим интересам России, то Москва не будет «подставлять другую щеку». Возможно все: и отказ в предоставлении дальнейших траншей кредита в 15 миллиардов, и требование вернуть обратно уже выданное, и повышение цен на энергоносители, и другие методы давления.

Окажется ли российская «морковка» достаточно сладкой, а «дубинка» достаточно весомой? Политика, как и война, — это отнюдь не точная наука. Все зависит не только от разумного стратегического расчета, но и от куража, удачи, везения и сочетания обстоятельств. Геополитическая схватка вокруг Украины подобна партии в покер. Шансы выиграть есть у того игрока, у кого крепче нервы, у кого безграничное терпение, кто лучше распознает блеф партнера и кто лучше скрывает свой.

Еще недавно казалось: удача в этой «партии в покер» на стороне Москвы. Сейчас аналогичное впечатление возникает по поводу консолидированной команды Запада. Но что очевидно не на уровне впечатлений, а на уровне фактов, так это лишь следующее: геополитический «покер» вокруг Украины еще очень далек от завершения.

P.S. Новость о том, что Россия приостанавливает финансовую помощь Украине до формирования там нового кабмина пришла в момент подписания этого номера «МК». При этом высказывания ВВП на совещании с правительством ничем не нарушили логику его заявлений в Брюсселе.

Михаил Ростовский, Московский Комсомолец