Общество ожидает, что президент наложит вето на закон об интернете

72

В начале недели президент Турции Абдуллах Гюль столкнулся со всё возрастающим давлением со стороны оппозиции и коллегии адвокатов, требующих наложить вето на законопроект, ужесточающий контроль над интернетом.

Если Гюль сделает это, то инициирует конфликт с его давним союзником — премьер-министром Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Эрдоган встал на защиту новых правил, принятых парламентом на прошлой неделе. Они позволят властям за пару часов блокировать веб-страницы без решения суда. Утверждается, что это жизненно необходимые меры для защиты частной жизни, при этом отвергается критика тех, кто считает, что нововведения идут вразрез с правом на свободу слова.

Критики уверены, что новый закон является реакцией на коррупционный скандал, когда компрометирующие записи разговоров министров и бизнесменов, приближенных к премьер-министру, наводнили социальные медиа и видеосайты.

Законопроект был направлен на рассмотрение Гюлю в понедельник, и теперь у президента есть две недели, чтобы одобрить или наложить на него вето .

«Право на неприкосновенность частной жизни не может быть предлогом для введения цензуры. Короче говоря, г-н Эрдоган хочет превратить интернет в собственный рупор хозяина», — написал Фарук Логоглу, заместитель лидера главной оппозиционной НРП, обращаясь в открытом письме к Организации Объединенных Наций, правозащитным организациям и СМИ.

Гюль известен тем, что активно использует социальные медиа, поэтому общество и лидеры оппозиционных партий ожидают от президента, что он не пропустит данный закон.

Ожидается, что решение, которое примет президент, станет судьбоносным не только в аспекте данного закона, но и в целом для Турции, определив перспективу ближайшего будущего турецкой политической жизни. Гюль и раньше высказывался относительно некоторых вопросов, в которых его позиция не сходится с позицией премьер-министра. Будет ли он противостоять ему, отказавшись от подписания весьма сомнительного закона?

Пока что Эрдоган и министры стараются убедить общественность и взволнованных политиков из ЕС в том, что их неправильно поняли и закон никоим образом не ограничивает свободу слова.