Подозреваемые в коррупции один за другим выходят из дела

94

Тринадцать подозреваемых, в том числе бывший генеральный директор «Халкбанка» Сулейман Аслан, задержанные 17 декабря 2013 года в ходе крупного антикоррупционного расследования, обвиняемые в получении взяток, отмывании денег и создании незаконных схем с целью обойти международные санкции в отношении Ирана, в пятницу были освобождены в ожидании суда.

В заключении остались двое сыновей бывших министров Каан Чаглаяан и Барыш Гюлер, иранский бизнесмен Реза Зарраб и еще двое других подозреваемых.

В ответ на прошение адвокатов Аслана и пяти других подозреваемых, также обвиняемых во взяточничестве и коррупции, 19-й стамбульский уголовный суд постановил освободить заключенных под стражу до момента судебного разбирательства без права выезда за пределы Турции. По указанию суда все подозреваемые должны периодически являться в суд для подтверждения своего присутствия в стране.

Ранее подозреваемые уже несколько раз подавали прошение об освобождении, но суд отклонял их. Хотя вина еще не доказана, все показания говорят о том, что подследственные действительно совершили те серьезные преступления, в которых их обвиняют. Причины, по которым суд решил освободить подозреваемых, на данный момент не известны.

Когда в декабре прошлого года страну потряс коррупционный скандал, премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган быстро отверг подлинность расследования, в которое оказались вовлечены четверо его министров, заявив, что данное расследование является попыткой саботировать демократию, ослабить экономику, нанести удар по внешней политике Турции и, в частности, по процессу урегулирования с Рабочей партией Курдистана (PKK).

А дальше произошло то, что было воспринято как попытка правительства помешать ходу расследования. Со своих мест были переведены или понижены в должности сотни офицеров полиции, правительство ввело спорный законопроект о реструктуризации Верховного совета судей и прокуроров (HSYK) — органа, ответственного за назначение старших судей и прокуроров. Эти действия были истолкованы как попытка помешать второму антикоррупционному расследованию, затрагивающему сына и других близких соратников премьер-министра.

Заместитель председателя НРП Акиф Хамзачеби подверг резкой критике решение суда освободить подозреваемых, заявив, что не согласен с ним: «Правительство подчиняет судебную власть. Она уже находится под фактическим контролем правительства. Закон о HSYK был шагом в этом направлении. У меня нет никакого уважения к решению суда».

На пресс-конференции в парламенте Хамзачеби заявил, что Эрдоган сознательно проводит политику увеличения поляризации среди народа, добавив, что эта политика обречена на провал: «Он будет [бороться, чтобы остаться на плаву – ред.] и потонет в грязи взяточничества и коррупции».

Аслан провозглашает свою невиновность

В свою защиту Аслан заявил, что найденные у него дома в обувных коробках 4,5 миллиона евро должны были пойти на благотворительность. Но это оправдание не удовлетворило общественность. Даже Эрдоган, который отклонил иски о коррупции, описывая их как заговор против его правительства, осудил Аслана, заявив, что прятать дома деньги было «неприемлемым» поступком.

Аслан, однако, продолжил отрицать обвинения, выдвинутые против него в 25-м уголовном суде в прошлом месяце, заявив: «Когда Реза Зарраб сказал, что хочет сделать некоторые пожертвования, мне в голову пришла идея поддержать школу имамов-хатибов [религиозный вуз – ред.], которую я окончил. Когда я рассказал ему о нуждах школы, он ответил, что был бы рад оплатить расходы. Но так как мы столкнулись с некоторыми техническими проблемами во время осуществления проекта, я держал деньги у себя».

Сам же Реза Зарраб обвиняется в отмывании денег и контрабанде золота с целью незаконным путем обойти санкции против Ирана.

В своих показаниях Аслан также рассказал о депутате, который был с ними и стал свидетелем его разговора с Заррабом о пожертвовании на нужды школы имамов-хатибов. Он продолжил: «Кроме того, существует обещание построить Международный Балканский университет в Македонии. Глава попечительского совета этого университета, а также депутат в Стамбуле с инициалами Х.Б. попросили меня о помощи, говоря, что со стороны Турции были сделаны пожертвования, но их передача в Македонию проблематична. В дополнение к этому, он передал мне 1,9 млн евро наличными со своим сыном. У нас были затруднения с отправкой 450 тыс. евро из этой суммы в качестве первого взноса, так как местные законы Македонии ограничивают прием пожертвований».

По словам Аслана, именно эти деньги он держал в обувных коробках дома. А все остальное — это деньги, которые прислал ему Зарраб на благотворительность, несмотря на трудности с отправкой денег.

Допрос сына Эрдогана

5 февраля сын Эрдогана Биляль Эрдоган дал показания в прокуратуре относительно другого расследования, которое зашло в тупик. Полиция якобы отказалась привести его на допрос по приказу прокуроров. Как сообщается, 5 февраля сын Эрдогана со своими адвокатами отправился в стамбульский суд в районе Чаглаян, чтобы дать показания относительно его предполагаемой причастности к коррупции.

Показания Биляля Эрдогана появились в СМИ на следующий день после того, как премьер-министр заявил, что его сын и сыновья двух министров, заключенные в тюрьму, подадут в суд на прокуроров, которые допустили коррупционное расследование.

Биляль был обвинен в ряде преступлений, в том числе в использовании собственного положения для того, чтобы получать пожертвования в пользу благотворительной организации, которую он возглавляет, и оказании помощи в сборе сотен миллионов долларов от некоторых бизнесменов для финансирования сделки по приобретению ежедневного издания Sabah и канала ATV в обмен на тендеры.

Биляль был вызван для дачи показаний еще месяц назад прокурорами, осуществляющими второе расследование. По словам бизнесмена Али Агаоглу, теперь сын Эрдогана, конечно же, может давать показания в прокуратуре, когда поменяли всех прокуроров.