Когда стихнет буря

68

Разговоры о «параллельном перевороте» начались после первых чисток в важнейших правительственных структурах в рамках скандального дела «Большая взятка» и продолжаются до сих пор.

Незаконные увольнения, тенденциозные кадровые перестановки, действия, направленные на политизацию закона, — всё это сильно взволновало турецкое общество. Насколько повлияла на демократию «операция восприятия», проведённая, чтобы прикрыть расследования, можно будет оценить только после того, как всё утихнет.

«Переворот суждения»

Во-первых, мнение о том, что судебное разбирательство тянет на переворот, противоречит здравому смыслу и логике. Переворотом называют действие, в результате которого происходит захват власти насильственным путём, свергается законно избранное правительство. В этом контексте расследование дел о коррупции и взяточничестве в отношении чиновников, которые совершили преступление и положили деньги себе в карман, — более чем легальный процесс. Так что речь идёт не о нарушении закона, а, напротив, о его нарушителях, которые были пойманы с поличным. И если уж кому-то так сильно хочется охарактеризовать всё произошедшее словом «переворот», то лучше назвать это «переворотом суждения».

Выдуманная реальность

Во-вторых, тот факт, что «параллельной структурой» называют сотрудников суда и органов безопасности, которые действуют на основании установленных законов, никак не увязывается с принципами демократического правового государства. Нет ни одного доказательства того, что тысячи изгнанных государственных служащих вышли за юридические рамки.

За ними не замечено административных правонарушений, нет и дисциплинарных взысканий. От полиции до судебных органов, от гостелеканала ТРТ до судебной медицины, от Министерства финансов до Совета по расследованию экономических преступлений — во всех государственных структурах чистка совершается на основании незаконного профилирования.

На место уволенных работников под предлогом борьбы с «параллельной структурой» приводятся близкие к правительству люди. Таким образом, устанавливается контроль над судебной системой. А для того чтобы больше не продолжались антикоррупционные расследования, придумана концепция некой несуществующей силы.

Как уважать народную волю

Анализ дел, связанных с коррупцией, никак не касается «переворота национальной воли». Если в расследованиях и были замешаны некоторые министры, это не означает, что избранная народом власть пришла в упадок.

В парламенте большинство принадлежит Партии справедливости и развития, фактически она властвует в одиночку. В целом картина выглядит следующим образом: министры переназначены и правительство продолжает работу с новым составом кабинета министров.

Говорят, что расследования были начаты для того, чтобы у ПСР на муниципальных выборах стало меньше голосов. Но совершенно очевидно, что народ сам определит местного администратора. Даже если ПСР заработает ноль голосов до 15 июля 2014 г., это не повлияет на её законное превосходство в парламенте и правительстве.

И лучше бы власть, вместо того чтобы вешать на людей, спокойно занимающихся своим делом, такие ярлыки, как «параллельная структура» и «судебный переворот», уволила тех, кто действительно замешан в противозаконных делах.

Политическая близорукость до добра не доведёт

Не стоит забывать, что верховенство закона построено на таких принципах, как равенство, подотчётность и адекватный контроль. Но разве соответствует здравому смыслу и логике то, что ради политических выгод власти жертвуют деньгами людей и демократическими ценностями? Настоящее беззаконие — закрывать глаза на такие правонарушения, как взяточничество, обеспечение выгоды для своего кармана, обман в торгах и торговля влиянием.

Молча наблюдать за тем, как перекрывают дорогу закону, политизируют общественную бюрократию и суд, — значит не замечать того, как разрушают будущее Турции и попирают права её народа. Хочется надеяться, что пока эта политическая близорукость не сильно навредила стране, власть поймёт свою ошибку и примет соответствующие меры.

Джихан