Русская пружина распрямилась

46

Владимир Путин: «Мы не могли оставить Крым и его жителей в беде, иначе это было бы просто предательством»

«Если до упора сжимать пружину, она когда-нибудь с силой разожмется. Нас раз за разом обманывали, принимали решения за нашей спиной, ставили перед свершившимся фактом. Но все имеет свои пределы. В случае с Украиной наши западные партнеры перешли черту. Мы не могли оставить Крым в беде. Это было бы просто предательством», — самую лучшую речь за все свои долгие годы в роли верховного лидера России произнес Владимир Путин.

Лучшую — потому что искреннюю. Дипломатические формулировки, хитрости, округлые выражения, недомолвки — все это неизбежная часть политического ремесла. Но в этот хмурый московский день мы увидели совсем другого Владимира Путина. Путина, который освободился — и внутренне и внешне. Путина, который отбросил дипломатию. Путина, который говорил от души и высказал наконец все то, что у него накипело на душе за последние 15 лет

У России есть только два союзника — ее армия и флот, сказал некогда император Александр III. В тексте речи ВВП не было ссылки на эту цитату. Но сформулированный Путиным новый российский внешнеполитический курс идеально укладывается в рамки этой формулы. В отношениях со своими западными «партнерами» — после прослушивания путинской речи не ставить кавычки вокруг этого слова кажется противоестественным — Москва больше не намерена делать ставку на уговоры и логические аргументы.

Теперь все надежды возлагаются на новый «логический аргумент» — силу российского оружия и мощь российской державы. И, как к этому ни относись, в этой новой позиции ВВП нет даже намека на пустое бряцание оружием. Произнеся свою речь во вторник, Путин тоже перешел «точку невозврата» в своих отношениях с Западом. И это относится не только к президенту, но и к стране, которую он возглавляет.

С нами и раньше-то не сильно церемонились. Теперь «эпоха церемоний» закрыта окончательно. Теперь единственная гарантия нашей территориальной целостности — это мы сами. Если Россия вдруг ослабнет, то с ней поступят так же, как она только что поступила с Украиной.

Впрочем, не будем забегать вперед — во времена, которые, я надеюсь, никогда не наступят. Вернемся к путинской речи. Появившись в парадном зале Кремля перед слетом российской элиты, ВВП на первых порах вел себя как тяжелая многотонная машина, которая очень медленно разгоняется.

Путинские формулировки были красивы и даже поэтичны: «Крым — это и уникальный сплав культур и традиций разных народов. И этим он так похож на большую Россию, где в течение веков не исчез, не растворился ни один этнос». Однако, как мне казалось, словам президента еще не хватало энергетики, внутренней убежденности.

Но чем больше ВВП «разгонялся», тем больше было заметно: Владимир Путин не просто произносит чуть ли не самую важную речь за время своей политической карьеры. Путин «ловит кайф», наслаждается каждым моментом, «купается» в атмосфере праздника и триумфа.

И со стороны ВВП это не было самообманом. Многочисленных оппонентов Путина внутри страны и особенно за ее пределами аргументы Президента РФ, естественно, ни в чем не убедят. Более того, после этого вторника Путин в глазах своих критиков будет окончательно «демонизирован» как карикатурный злодей без единой человеческой черты.

Но во время своего внеочередного выступления перед Федеральным собранием Владимир Путин обращался вовсе не к людям, которые по его поводу уже все давно решили. Путин обращался к людям, которых еще можно в чем-то убедить. И надо признать: здесь ВВП выжал свой «риторический максимум». Для каждой своей потенциальной аудитории Президент РФ нашел искренне звучащие слова.

Путин нашел нужные слова для крымских татар — той части населения полуострова, которая совсем не в восторге от перспективы возвращения в лоно России-матушки. Путин всячески старался успокоить крымских татар, убедить их в том, что им нечего бояться и есть что предвкушать. Прозвучавшее в самом начале президентской речи обещание сделать крымскотатарский язык одним из трех государственных в Крыму — это явно не единственный бонус, который ждет коренное население полуострова.

Путин нашел нужные слова для рядовых граждан западных стран, обращаясь к ним через голову их избранных руководителей. Владимир Владимирович нашел нужные слова даже для Украины, что само по себе является достижением гигантского размера. Как мы можем уверить в своем самом добром и трепетном отношении страну, от которой вы в то же самое время откалываете немалый кусок территории?

Но бог с ними, с риторическими изысками. Что Путин в своей речи сказал по существу, кроме того, что Крым теперь часть РФ и это не обсуждается? Какие скрытые сигналы ВВП послал Западу и «братской Украине»?

«После революции большевики по разным соображениям — пусть Бог им будет судья — включили в состав Украинской союзной республики значительные территории исторического юга России. Это было сделано без учета национального состава жителей, и сегодня это современный юго-восток Украины» — данный пассаж в речи Президента РФ точно появился не случайно.

Это почти не завуалированный намек: в случае развития событий по самому негативному сценарию Крым может оказаться не последним куском Украины, который решит вернуться на «историческую родину». Но, пригрозив Киеву дубинкой, ВВП одновременно продемонстрировал и готовность протянуть ему свою руку.

«Я обращаюсь к народу Украины... Искренне хочу, чтобы вы нас поняли. Мы ни в коем случае не хотим причинить вам вред, оскорбить ваши национальные чувства... Не верьте тем, кто пугает вас Россией, кричит о том, что за Крымом последуют другие регионы. Мы не хотим раздела Украины, нам этого не нужно» — это, с моей точки зрения, еще один ключевой пункт путинской речи.

Это то самое заверение, которого от Путина ждали и в Киеве, и на Западе. ВВП намекает на свою готовность остановиться, «осадить коней» и не идти дальше. Официально западные лидеры, естественно, заявят, что этого совершенно недостаточно. Но на неформальном уровне в некоторых столицах такая гарантия может быть воспринята как неплохая позиция для начала переговоров по существу. Хочется на это надеяться, во всяком случае.

Подведу итог. Путин произнес блестящую речь. Но за блестящими речами в моменты исторических свершений всегда следуют будни. И вот они-то и станут настоящим экзаменом на прочность для «искреннего Путина». Присоединив к себе Крым, Россия только сделала заявку на принципиально иную геополитическую роль. Теперь эту заявку надо защитить — без новой «холодной войны» с Западом и без расправы над «пятой колонной», многозначительные и довольно зловещие намеки на которую тоже содержались в путинской речи.

«Понимаю, почему люди на Украине хотели перемен. За годы самостийности, независимости власть, что называется, их «достала», опостылела просто» — ВВП должен четко понимать, что именно в этом, а вовсе не в «пятой колонне» первопричина украинской политической трагедии.

Путину, с моей точки зрения, следует четко уяснить и другое: власть многим опостылела не только на Украине, но и в России. И это не предательство национальных интересов. Это нормальная человеческая реакция. И если эта реакция не выливается в незаконные действия, российская власть обязана относиться к ней с уважением. Присоединение Крыма к РФ не должно стать толчком для превращения России в настоящее авторитарное государство.

В любом случае крымская драма России еще далеко не закончена. Крымская драма России еще только начинается.