Слабость Украины как главная угроза России

53

Стон стоит по всей Европе: если верить западникам, они всерьез опасаются того, что «коммандос Путина» могут не «удовольствоваться Крымом», а двинуться дальше через государственные границы.

Телеканал CNN со ссылкой на «источники в американской разведке» пугает «30 тысячами войск», которые сейчас сосредоточены «вокруг Курска, Ростова и Белгорода» и вполне могут ринуться на восток Украины.

Генерал Филип Бридлоу, верховный командующий силами НАТО в Европе и главный американский военный в Европе, озабочен «судьбой Молдовы». Генералу кажется, что теперь на нее может обрушиться «бронированный путинский кулак». И это лишь крошечная доля «достоверных прогнозов» о «коварных планах Путина». С точки зрения многих западных политиков и экспертов, русские не просто идут — они лезут из всех щелей.

Возможно, я потерял объективность. Но я не просто сразу откидываю бред про угрозу «русского вторжения в Чехию или Прибалтику». Я не верю даже в то, что Россия представляет собой угрозу для Украины в ее нынешних фактических границах. Я убежден в противоположном: опасность исходит из Украины. «Страна победившего Майдана» — это мощная угроза и для России, и для стабильности в Евразии.

Если Западу и РФ суждено схлестнуться в реальной, а не риторической схватке, то это произойдет вовсе не из-за «злодейских замыслов Кремля». Страшное может случиться из-за того, что кто-то в Киеве «бросит окурок в пороховой погреб».

Как слабая сторона может представлять собой угрозу для сильной? Чем именно опасна Украина? С моей точки зрения, ответ очевиден. Украина очень опасна в силу своей слабости. Слабость большого государства — это ведь не только его неспособность дать сдачи более сильному соседу, как это произошло в случае с Крымом. Слабость большого государства — это еще и источник стихийной, деструктивной и анархической силы.

В Африке есть такое странное территориальное образование — Сомали. С 1991 года здесь нет единой вертикали государственной власти. Власть в разных регионах принадлежит тому, у кого в данный момент наибольшее количество боевиков с автоматами. Казалось бы, для кого может представлять опасность страна, которая является государством только по названию?

Как все мы хорошо знаем, не только для своих соседей. Сомали вот уже который год является одной из главных проблемных зон мира. Если в стране царит анархическая вольница, то нестабильность обязательно выплескивается за пределы ее границ. Образовывается своего рода воронка, в которую засасываются все новые и новые внешние игроки.

Я не думаю, что Украина станет «европейским Сомали». Наш сосед переживает сейчас исключительно тяжелый период своей истории. Но в конечном итоге все у него образуется. Вопрос в том, как добраться до этого «конечного итога».

«Славная революция 2014 года» оставила от украинских государственных институтов одни полуобгоревшие остовы. У того, что сейчас считается «официальным Киевом», есть силы показывать западному миру презентабельный европейский фасад. Но за этим фасадом труха и сплошной сюрреализм.

Имеющая все внешние признаки заказного убийства «попытка задержания» ультранационалистического вожака Александра Музычко — зримый символ того хаоса, в который превратилась украинская политика. Официальные правоохранители ведут себя как партизаны, боевики полукриминального плана — как хозяева положения. Система отношений между регионами разрушена. Авторитет официальных управленческих структур близок к нулю.

При наличии сильных общенациональных лидеров все это, конечно, исправимо. Но ни того, ни другого пока что не наблюдается. Арсений Яценюк хорошо смотрится в западных дипломатических салонах. Но как только он открывает рот, становится ясно: уровень этого человека — помощник управляющего бакалейной лавкой в каком-нибудь районном центре в глубинке.

Предлагать Украину в качестве «подменного» члена «Большой восьмерки» или заявлять, что Россия спровоцировала кризис в Крыму, дабы спасти курортный сезон в Сочи, — это даже не абсурд. Это нечто из Кафки.

Если бы Юлия Тимошенко не провела столько времени в тюрьме, она вполне могла бы сейчас стать сильным общенациональным лидером Украины. Изворотливости и политических талантов у этой женщины было море. Почему я говорю об этом в прошедшем времени? Потому, что Янукович, похоже, сумел ее сломать. Юлия Тимошенко образца 2014 года — это не Тимошенко прежних дней. Это, скорее, злая карикатура на саму себя.

Возможно, рано или поздно сильный лидер на Украине появится. Но может ли страна ждать? Запущенные механизмы дезинтеграции государства надо останавливать как можно быстрее. Запад и восток Украины должны если не слиться в объятиях, то найти формулы взаимоприемлемого сосуществования в рамках одного государства.

Этого требуют не только интересы США и Западной Европы. Этого требуют еще и интересы России. Включение Крыма в состав РФ еще можно как-то оправдать. Включение в состав нашей страны других украинских регионов — пусть и русскоязычных, — с моей точки зрения, оправдать нельзя.

И дело здесь даже не в раскручивании конфликта с Америкой и ЕС или гигантских бюджетных расходах. Пребывание в составе Украины русскоязычных регионов — залог того, что Москва и Киев не рассорятся окончательно. Украинский восток должен выступать в роли противовеса украинскому западу.

России не нужно, чтобы в Донецке или Харькове в креслах губернаторов сидели ставленники Москвы. России нужно, чтобы в этих креслах сидели ставленники местного населения. России необходимо успокоение вблизи ее границ. Но для этого опять же требуются сильные и авторитетные лидеры — в данном случае регионального масштаба. Однако вместо этого мы и здесь видим ситуацию политического вакуума.

А вакуум это, как известно, очень неблагоприятная среда — и для отдельного человека, и для региона, и для целой страны.

Михаил Ростовский, Московский Комсомолец