Выборы в Турции: устоит ли премьер Эрдоган?

415

В воскресенье 30 марта в Турции проходят местные выборы – но накалу страстей могут позавидовать иные выборы общенационального значения. Исход местных выборов может определить судьбу нынешнего главы турецкого правительства Реджепа Тайипа Эрдогана.

Прославившаяся летом прошлого года стамбульская площадь Таксим почти ничем не напоминает о проходивших здесь жарких событиях, о столкновениях протестующих с полицией, об облаках слезоточивого газа, разноцветье флагов. В марте 2014-го здесь мимо монумента Республики, с двух сторон изображающего Ататюрка в военной форме и штатском платье (в скульптурной группе можно увидеть даже советских военачальников Михаила Фрунзе и Клима Ворошилова), снуют толпы спешащего по делам народа, стоят торговцы бубликами и жареными каштанами, позвякивают трамваи.

Впрочем, нет – о прошлогодних схватках за Гези-парк все-таки напоминают постоянно стоящие рядом с цветочными торговцами полицейские автобусы с зарешеченными окнами, вооруженные автоматами стражи порядка и водомет с много значащим для русского глаза обозначением Т-34 на борту.

Битвы за Гези-парк миновали, но их отголоски доносятся до сих пор. Многие турки считают, что премьер Эрдоган должен уйти. Впрочем, есть много и тех, кто выступает в поддержку главы правительства, в котором они видят залог стабильности и процветания страны.

Эрдоган -- лицо правящей партии. фото: Андрей Яшлавский

В пятницу, 28 марта, информагентства сообщили о том, что в Турции власти заблокировали доступ к видеопорталу YouTube.

Формальное объяснение, вроде бы, не вызывает особых вопросов. На сервисе выложили аудиозапись, на которой глава турецкого МИДа, замминистра обороны и глава разведки обсуждают возможность военных действий в Сирии. Утечка секретной информации, угроза нацбезопасности? Может быть. Тем более, что премьер-министр обвинил своих противников: «Они даже секретно записали встречу по национальной безопасности. Это злодейство, это мошенничество… Кому они служат, делая запись такой важной встречи?»

Словом, повод для закрытия YouTube есть, вроде, не подкопаешься. Если не учитывать несколько «но».

В те самые дни, когда в Крыму разворачивались драматические события по «отсоединению» от Украины и присоединению к РФ, а через Босфор на виду у всего Стамбула в Черное море проходили военные корабли, первые полосы газет занимали не горячие новости с полуострова, переходившего от Украины к России, а скандальные известия о коррупционном скандале в турецком руководстве. Какой там Крым, когда Эрдогана заподозрили в сокрытии миллионов евро! И это о многом говорит.

В середине декабря прошлого года турецкая полиция провела крупномасштабную антикоррупционную операцию «Большая взятка», в результате которой по подозрению в махинациях с гостендерами, превышении должностных полномочий и взяточничестве были задержаны десятки бизнесменов, чиновников и их родственников.

Спустя временно именно в соцсетях, в частности, в YouTube появились аудиозаписи телефонных переговоров, которые, предположительно, вел премьер Эрдоган со своим сыном Билялем Эрдоганом – они-то и взорвали общественное мнение в Турции.

Если эти записи верные – а никакая экспертиза пока их официально не опровергла, хотя премьер и утверждает, что это монтаж, – получается, что Эрдоган и компания замешаны в серьезных коррупционных делах.

«Размещённая в интернете запись разговора якобы нашего премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана с его сыном является коварным шантажом и абсолютно не соответствует действительности. Те, кто создал этот грязным заговор, порочащий премьера Турецкой Республики, ответят за это по закону», — так отреагировало правительство на появление аудиозаписей.

Напомним, что на портале Youtube была размещена запись нескольких телефонных переговоров, датированных 17 и 18 декабря 2013 года, которые, предположительно, вел турецкий премьер со своим сыном. Человек, «похожий на премьера», сообщает сыну о развернувшейся антикоррупционной операции и говорит об обысках у сыновей трёх министров. При этом старший собеседник просит младшего "обнулить" имеющиеся в доме деньги, распределив их между родней и близкими людьми. Далее «сын» отчитывается «отцу» о проделанной работе. Что характерно, «сын» информирует своего собеседника о том, что «основную часть средств вывезти из дома удалось, однако осталось ещё 30 млн. евро».

Сокращенно по-турецки Партия справедливости и развития, возглавляемая Эрдоганом, называется АК, что переводится как белый – читай, чистый. Когда-то это название ассоциировалось с той альтернативой коррумпированным политика, которую символизировал Эрдоган. Теперь одежды лидера AK-Party оказываются не такими уж белыми.

Неудивительно, что на фоне разгоревшегося 17 декабря 2013 года коррупционного скандала некоторые депутаты турецкого парламента от правящей партии вышли из ПСР. Один из них – Мухаммед Четин, называющий главной причиной своего ухода игнорирование премьером закона – вместо того, чтобы потребовать от судей, полиции и прокуроров расследовать коррупционные дела, он начал перестановки в правоохранительных органах.

Полицейская спецтехника на Таксиме фото: Андрей Яшлавский

Действительно, тысячи полицейских и представителей судебной системы были смещены со своих должностей, кто-то из них оказался переведен в «кадровый резерв», а кто-то и вовсе уволен.

Недавно премьер-министр Эрдоган выступал перед толпами – говорят, пришло два миллиона человек – своих сторонников, собравшихся в Стамбуле.

Под приветственные крики публики глава турецкого правительства клеймил своих политических противников, обвиняющих его в коррупции. И обещал, что этих противников сокрушит их собственная аморальность.

"Сначала устроили "Гези-протесты", потом операцию 17 декабря, а сейчас пытаются терроризировать улицы, чтобы добиться своего. Пресса днями напролет безответственно разжигает уличные протесты, бизнесмены бессовестно занимаются подстрекательствами», – убеждает своих сторонников премьер-министр.

Как известно, лучший способ защиты – это нападение. В распространении порочащей его информации Эрдоган обвинил своих врагов – внутренних и внешних.

Глава кабинета обвинял Народно-Республиканскую партию, партию Националистического Движения и курдскую Партию мира и демократии в формировании «альянса зла» с целью подорвать его позиции.

Но речь – прежде всего о сторонниках известного исламского деятеля, мыслителя Фетхуллы Гюлена, живущего ныне в Пенсильвании в «добровольном изгнании». В свое время Гюлен, которому сейчас 73 года, сыграл немалую роль в приходе Эрдогана к власти. Лидер исламистов Эрдоган называет движение Гюлена террористической организацией. И это при том, что Фетхулла Гюлен стал едва ли не первым широко известным мусульманским деятелем, который публично осудил теракты 11 сентября 2001 года, он покровительствует международным встречам, посвященным диалогу между цивилизациями и конфессиями, осуждает тех, кто под «джихадом» понимает террористическую деятельность.

Сам Гюлен и его сторонники отрицают свою вовлеченность в историю с появлением скандальных аудиозаписей. Более того, движение «Хизмет», которое ассоциируется с именем Гюлена, вовсе не позиционирует себя как политическую силу, выступая против политизации ислама. Гюлен отвергает свое участие в кознях против Эрдогана, напирая на то, что не имеет политических амбиций и не собирается формироваться собственную партию.

Ныне Эрдоган обвиняет бывшего союзника в создании в Турции «параллельного государства», организованного внешними подрывными силами, нацеленными на свержение правительства.

Он намеревается очистить государство от «гюленистов» путем кадровых чисток полиции и принятия законов, позволяющих контролировать юридическую систему и Интернет.

Эрдоган «кошмарит» сторонников Гюлена по разным направлениям – так, недавно он закрыл сеть гюленовских школ, в которых учеников готовили к экзаменам – говорят, это был серьезный источник доходов для движения «Хизмет». Опять-таки в полиции и юстиции были проведены чистки, о чем было сказано выше.

И вот тут мы возвращаемся к войне турецкой власти против социальных сетей в Интернете – ее даже не назовешь «необъявленной».

Чтобы обрубить распространение новых записей, которые повествуют о коррупционных делах, приписываемых премьер-министру и его окружению, Эрдоган ополчился против социальных сетей в Интернете: «Мы настроены решительно. После 30 марта мы предпримем другие шаги. Мы не сдадим народ YouTube, Facebook и сделаем все, что будет необходимо, вплоть до их закрытия. Потому что эти люди или организации ради своих прибылей и целей идут на любую безнравственность, поощряют шпионаж".

Не дожидаясь выборов, Эрдоган показал делом серьезность своих намерений – на днях в Турции был заблокирован сервис микроблогов Twitter. «Я не понимаю, как разумные люди могут защищать этот Facebook, YouTube и Twitter, – заявил на одном из митингов Эрдоган. – Там все виды лжи».

Но тут даже соратник премьера по партии – президент страны Абдуллах Гюль выступил против эрдогановской инициативы. Причем сделал это демонстративно – написав пост в Твиттере.

Спустя некоторое время административный суд отменил запрет на сервис микроблогов. Впрочем, битва за Интернет в Турции продолжается – и ограничения, введенные в отношении YouTube выглядят тут убедительно.

Местные выборы – не парламентские и не президентские. Но значение для политической жизни Турции они имеют, пожалуй, сопоставимое.

Если правящая Партия справедливости и развития плохо выступит на муниципальных выборах, то это способно ослабить ее позиции – и позиции самого Эрдогана – на президентских выборах, намеченных на июль.

Не случайно же в начале марта премьер Эрдоган «прямо и открыто» заявил о своей готовности уйти из политики, если его АК-партия не выиграет предстоящие выборы.

Похоже, что глава турецкого правительства может позволить себе делать такие авансы – шансы на успех у него пока велики. Несмотря на соцсети, несмотря на обвинения в коррупции.

Даже противники Эрдогана признают, что нынешний премьер-министр не имеет в оппозиционной среде равноценного по политическому весу и харизме противника.

Да и обвинения в коррупции – тоже не нокаут для Эрдогана, многие сторонники которого так и говорят: «Может, он и наворовал миллионы, но он сделал много хорошего для страны. Поэтому я буду голосовать за него».

Стамбул – Москва