Может ли президент Обама “вычеркнуть” Россию из своей политической повестки дня?

32

Хочу сразу же предупредить. Речь пойдет не о том, что президент США Барак Обама превратился в американский вариант щедринского бюрократа и решил “закрыть Россию”.

Дело совсем в другом. Как сообщают из Вашингтона, Обама пришел к выводу, что с Москвой кашу не сваришь и поэтому решил вычеркнуть ее из своей повестки дня, поскольку его пребывание в Белом доме заканчивается через два года.

Газета “Нью-Йорк таймс” пишет, что Обама и его команда по национальной безопасности “заглянув за нынешние конфликт (по Украине. — М.С.), решили поменять долгосрочную политику сотрудничества с Россией на несколько обновленную “политику сдерживания”, творцом которой годы в “холодной войны” был Джордж Кеннан. Газета пишет, что “Обама начал фокусироваться на изоляции путинской России, отсекая ее от экономических и политических связей со внешним миром, суживая ее экспансионистские амбиции по соседству от нее и превратить Россию в государство-парию”. Президент Обама исходил из того, что если даже будет достигнуто урегулирование украинского конфликта, у нее все равно не сложатся конструктивные отношения с президентом России. Поэтому Обама будет занят последние годы своего президентства минимизацией тех заварушек, которые может вызвать Москва, сохраняя то небольшое сотрудничество, которое можно еще спасти, а во всем остальном сосредоточиться на других проблемах международных отношений, где еще можно добиться успеха. “Такова стратегия, которую мы будем преследовать”, — говорит и Иво Даллдер, бывший американский посол в НАТО. “Если ты просто стоишь, будучи уверенным и постепенно поднимаешь цену для России, это не решит крымской проблемы или проблемы Восточной Украины. Но это может решить твою российскую проблему”, — говорит он.

Лакмусовой бумажкой такого мышления, считают в Вашингтоне, может быть выбор нового посла Соединенных Штатов в Москву. Белый дом собирается номинировать на этот пост Джона Теффта, карьерного дипломата, который до этого служил американским послом в Украине, Грузии и Литве. (Думаю, комментарии излишни. — М.С.). Когда начался поиск нового посла для Москвы — это было несколько месяцев назад — администрация даже не рассматривала кандидатуры Теффта в виде ее очевидной одиозности. Но теперь в связи с украинским конфликтом Вашингтон не опасается “зацепить” Москву. Дело в том, говорят в вашингтонских коридорах власти, что Обама меняет на будущее свои отношения с Москвой, взяв за лекало формулу Кеннана образца 1947 года. Она оставалась в силе до развала Советского Союза. В этой ситуации Соединенные Штаты должны создать и поддерживать международный консенсус против России, притянув к нему даже Китай.

Новая политика Обамы в отношении России только-только выскритализовывается, но уже в администрации начались дебаты по поводу того, насколько далеко можно зайти по этому пути. Экономические советники и Белый дом выступают за “умеренный подход”. Их мнение пока превалирует, оно учитывает осторожный подход самого президента Обамы. Эти советники президента опасаются, что если слишком зарваться, то можно напугать “нервную Европу” и нанести ущерб экономике стран по обе стороны Атлантического океана.

Тем временем Белый дом подготовил новый санкционный список российских деятелей и институций. Он будет опубликован в ближайшие дни, если Россия не будет способствовать выполнению требований Женевского совещания. Но опять-таки и эти санкции не распространяются на целые секторы российской экономики, как этого хотят вашингтонские “ястребы”.

“Ястребы” в основном сосредоточены в Госдепартаменте, Пентагоне и в Конгрессе. Они явно нервничают по поводу того, что их президент “выглядит слабым и нерешительным”. Например, согласившись де-факто с присоединением Крыма к России. Они требуют более быстрых и тяжелых санкций. Но их меморандумы пока лежат без движения на письменном столе президента Обамы. Он еще не ввел в действие даже те санкции, которые были объявлены против нарушителей прав человека в России. Эти санкции еще ждут подписи президента.

Вот что говорит по этому поводу сенатор-республиканец Боб Коркер, член комитета по иностранным делам палаты представителей Конгресса США: “Русские играют с нами. Мы же наблюдаем за ними и пытаемся реагировать. Но создается впечатление, что поступая таким образом, мы всё время создаем политику, которая на один день позже и на один доллар дешевле”.

Та же газета “Нью-Йорк таймс” пишет: “Превалирующий взгляд в западном флигеле Белого дома (где находится кабинет президента Обамы. — М.С.) состоит в следующем. Если сейчас президент Путин купается в лучах своего успеха, то позже он обнаружит, насколько большой экономический урон он нанес своей стране. Уже сейчас падают акции на московских биржах — падает и рубль. Капиталы бегут из России, а иностранные инвесторы всё больше побаиваются расширять свои дела с Россией”. Хотя санкции еще не ударили по России, но зато они уже дали знать международному бизнесу, и это производит охлаждающий эффект на него. Если российская экономика начнет буксовать, то в продолжительном времени появится разрыв между президентом Путиным и российским обществом, поскольку не будет осуществляться политика дальнейшего роста экономики страны.

Поскольку, мол, это дело долгого времени, то в настоящее время цель Обамы состоит в том, чтобы российские проблемы не доминировали в его текущей повестке дня. В Вашингтоне говорят, что хотя украинский кризис занимает много времени у президента Обамы, он однако не “зацикливается” на нем. Он больше занят такими проблемами, как медицинское страхование и борьба с республиканским большинством в Конгрессе, чем Путиным. Украина, говорит он, не является “большой заботой” для американцев. Надо сфокусироваться на экономике и других домашних проблемах. Вернувшись из турне по Европе, Обама концентрирует общественное внимание на таких проблемах, как занятость и оплата труда. Даже когда было заключено Женевское соглашение, Обама, придя в комнату брифингов Белого дома, говорил не об этом, а об увеличении занятости в стране и проблемах медицинского страхования. Конечно, репортеры все-таки задали ему вопрос об Украине. Но он реагировал на них со скептицизмом. Когда вопросы стали задаваться о медицинском страховании, Обама, оживившись, воскликнул: “Вот это да! Давайте говорить об этом!”

Итак президент Обама решил поменять свою стратегию “нового партнерства” с Россией. Но решил ли? А если решил, то в какой мере? И что от этого “нового партнерства” еще останется? С одной стороны, Обама способствовал вступлению России в ВТО, но с другой стороны, пытается сейчас закрыть Москве доступ к внешним финансовым рынкам. То есть Обама всё еще балансирует. США нужна Россия для перевозки живой силы и вооружений из Афганистана и в Афганистан. У России и США общая космическая станция, где рука об руку работают российские космонавты и американские астронавты. На космическую станцию можно попасть лишь на ракетах русского производства. Взаимная программа ликвидации устарелого российского оружия всё еще функционирует. Продолжается инспекция, предусмотренная новым договором “Старт”. Американские ВВС по-прежнему используют ракеты с российским двигателем, которые запускают спутники связи в космос. Вашингтон не пытается выдворять Россию из ВТО. США и Россия работают вместе по линии дехимизации сирийских вооруженных сил. Они завязаны и на иранской ядерной программе.

В современном взаимозависимом мире изоляция одной великой державы от другой иллюзия. Или даже хуже — химера. Мой старый коллега и оппонент по Гарвардскому университету Грэм Аллисон говорит: “Вы не можете изолировать всё и вся от общей риторики и общего ухудшения отношений. У нас с Россией всё еще имеется весьма важный и приоритетный бизнес”.

Да, это так, но тем не менее даже ликвидация украинского кризиса еще не вернет автоматически российско-американские отношения в нормальную колею. Эксперт по России из Атлантического совета Роберт Нэрик предупреждает: “Многие старые взгляды о том, что мы делаем, что мы собираемся делать и что собираемся не делать, резко изменились. Так оно и будет, пока в Кремле находится мистер Путин”. По его данным, внутри администрации Обамы уже начались дискуссии по поводу того, где и при каких обстоятельствах Соединенные Штаты вновь начнут сотрудничать с Россией в будущем. “Но я не могу представить себе, что эта администрация потратит свой политический капитал на такое сотрудничество”, — говорит тот же Мэрик.

Но господин Нэрик, видимо, забывает одно из фундаментальных правил политической мудрости: “Никогда не говори “никогда”!

Мэлор Стуруа, Московский Комсомолец