Кровавый хаос в соседнем государстве не должен захлестнуть нашу страну

46

Топкое, вязкое, смертоносное, наполненное ядовитыми миазмами бесконечное болото с каждым днем все больше напоминает политический кризис на Украине.

И с точки зрения массового самосознания запада и центра Украины, Россия раз за разом оказывается в эпицентре этого болота — в роли козла отпущения.

В Одессе потерявшие человеческий образ украинцы заживо сожгли украинцев? Виновата Москва! В Харькове неизвестные бандиты тяжело ранят дружественного России мэра города? Виновата Москва! На юго-востоке страны одни украинцы с использованием вертолетов, самолетов, бронетехники и иных видов оружия яростно пытаются убить других украинцев? Москва виновата, какие могут быть сомнения!

Мы столкнулись со странным, но вполне объяснимым психологическим феноменом. Не в силах признать, что это они сами последовательно превращают свою страну в пепелище, украинцы — или по меньшей мере очень значительная часть украинцев — бессознательно прибегают к помощи психологического защитного механизма. Мол, это не мы виноваты! Мы все хорошие, добрые и пушистые! Все ужасы, что мы видим, — плод деятельности злодейских внешних сил!

Является ли политическим поражением Москвы тот факт, что в роли «злодейской внешней силы» очень многие украинцы, европейцы и даже часть граждан РФ видят именно Россию? Бывший помощник президента США Картера по национальной безопасности Збигнев Бжезинский, похоже, в этом уверен. Человек, когда-то затащивший СССР в болото афганской войны, вновь чувствует аромат крови.

Збигнев Бжезинский публично призвал президента Обаму начать поставлять на Украину предназначенное для войны в городах оружие, включая гранатометы. Не требуется быть «гением геополитики», чтобы понять, как именно, с точки зрения Бжезинского, сейчас может быть разрешен украинский политический кризис.

Вариантов, согласно логике Бжезинского, всего два. И каждый из них в той или иной мере отвечает американским интересам. Вариант первый. Россия должна махнуть на Украину рукой и, поджав хвост, отползти в сторону. Вариант второй. Российские и украинские солдаты должны стрелять друг в друга в пылающих развалинах украинских городов.

Уверен, что далеко не все в американской политической элите разделяют кровожадный настрой Бжезинского. Но вот с чем, как мне кажется, спорить нельзя: Америка очень грамотно и профессионально «отжимает» Украину от России и лишает Москву поля для внешнеполитических маневров.

В 1909 году США спровоцировали государственный переворот в Никарагуа с целью свержения самого успешного президента в истории страны Хосе Зелайя. Успех переворота был обеспечен с помощью довольно прямолинейного трюка. Американские представители в Никарагуа потребовали, чтобы верные президенту вооруженные подразделения отказались от применения силы против повстанцев.

Узнаете почерк? Помните, как еще недавно из Вашингтона громогласно «советовали» силовикам президента Януковича: не вздумайте применять оружие? Некоторые из американских политических технологий, которые были применены на Украине, восходят еще к 1893 году — моменту, когда США впервые устроили государственный переворот в иностранном государстве. Читая недавно про события тех дней — свержение королевы Гавайских островов Лилиуокалани, — я на каждой странице поражался: как же все знакомо!

С точки зрения любого разумного россиянина, применение американцами «гавайско-никарагуанских» политических технологий к Украине — это нечто крайне возмутительное. Однако, как я много раз писал, в политике нет таких категорий, как «возмутительно», «цинично» или «постыдно». Нет, в теории они, конечно, есть. Но на практике действует принцип: кто выиграл, тот и прав. А апелляция к принципам высокой морали — удел лузеров и слабаков.

Пишу я это вот к чему: обитателям Кремля стоит очень холодно и неэмоционально взглянуть на нынешнюю ситуацию вокруг Украины и варианты наших дальнейших действий. Россия ни в коем случае не должна отказываться от защиты своих национальных интересов. Но мы должны очень четко понять: в чем именно в этой неимоверно трудной и запутанной ситуации эти национальные интересы состоят? Что первично и что вторично? Чем можно пожертвовать и чем жертвовать ни в коем случае нельзя?

У меня нет конкретных рецептов и рекомендаций. У меня есть лишь страхи и инстинктивные ощущения. И сводятся они к следующему. Мы не должны относиться к Украине как к «отрезанному ломтю». Но равным образом мы не должны утонуть в трясине украинской внутриполитической смуты. Наша страна должна пройти по очень тонкой грани. Если у нас не получится, то это станет началом новой трагедии — на этот раз уже не украинской, а российской.

Жизнь целого поколения американцев была в 1960–1970-х годах безнадежно искалечена войной во Вьетнаме. Жизнь целого поколения советских людей была в совсем недавние времена изуродована войной в Афганистане. Принимая решения по поводу дальнейших действий России на украинском направлении, Владимир Путин должен помнить об этих страшных примерах.

Россия даже при всем желании не может абстрагироваться от происходящего на Украине. Но Россия не должна быть поглощена происходящим на Украине. В 2003 году тогдашний хозяин президентского дворца в Киеве Леонид Кучма выпустил книгу под пафосным названием «Украина — не Россия». Лозунг сегодняшнего дня, с моей точки зрения, может звучать так: Россия — не Украина, Россия не должна стать Украиной.

Михаил Ростовский, Московский Комсомолец