Гези: 12 деревьев и 12 месяцев

204

По словам премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, «все это из-за 12 деревьев».

Несмотря на то что высказанные премьер-министром объяснения причин событий в парке Гези стали повседневной темой, для миллионов людей эти дни вошли в историю как спонтанное проявление гнева, крик «Хватит!», который потряс всю Турцию.

С тех пор прошло 12 месяцев. Волнения начались 28 мая, после жестокого нападения полиции на небольшую группу молодых людей. Демонстранты разместились в парке Гези, установив палатки в центре площади Таксим, в знак протеста против варварского отношения к зеленым зонам города и строительных проектов, которые растут, как грибы, по всему Стамбулу, не учитывая мнение общественности при принятии коллективных решений.

Мирный акт протеста, начавшийся довольно безобидно, быстро превратился в крупное городское восстание. В течение трех дней толпа пребывала в ярости от того, что полиция сожгла палатки молодых людей и открыто игнорировала права граждан на собрания и демонстрации. Пик жестокости полиции пришелся на 31 мая. Вскоре волнения распространились и на другие регионы. Спустя неделю с начала массовых беспорядков, 79 из 81 провинций Турции стали ареной серьезных столкновений. События в парке Гези стали переломным моментом в истории Турции, так как люди у себя на родине и за рубежом внимательно наблюдали за действиями Партии справедливости и развития (ПСР) и ее лидера Эрдогана, успев разглядеть не очень приятные черты бестактности и грубой силы в принимаемых мерах. С 31 мая прошлого года начался знаменательный процесс осознания того, что, несмотря на громкие обещания и экономический прогресс, в политике Эрдогана есть что-то абсолютно неправильное.

В течение нескольких дней города, в первую очередь Стамбул, заволокли облака слезоточивого газа. Гибли люди. Многие были госпитализированы, терроризированы, у многих было ощущение, что к ним относятся как к насекомым. Турция была настолько разделена, что люди больше не слушали друг друга. В двух словах, события в парке Гези стали моментом культурного противостояния.

Это был путь молодых людей со своеобразным сочетанием социальной принадлежности, кричавших «One minute!» вслед за Эрдоганом, которого они считали человеком, задавшим стране новый курс развития и одновременно пытающимся удержать Турцию в своих руках при помощи жестких политических мер.

События в парке Гези стали последней каплей, что объясняет их спонтанность. Это был результат серии слов и действий Эрдогана, который с 2012 года добивался статуса «директора» или «архитектора» общества, следящего за образом жизни людей и играющего на нервах граждан, которые отказываются терпеть оскорбления в адрес своего интеллекта.

Обострение ситуации началось с попытки Эрдогана запретить аборты. Позже, в начале 2013 года, в Стамбуле, который и так находился в напряжении и отчаянии от масштабных строительных проектов, сигналом к вспышке стал снос культурной достопримечательности — кинотеатра Эмек, — сопровождаемый агрессивными действиями полиции.

События 1 мая 2013 также были похожи на репетицию того, что должно было произойти позже.

В этот день власти запретили демонстрации в районе площади Таксим под предлогом того, что на тот момент площадь считалась зоной строительства и находиться там было небезопасно. Но спустя 10 дней, когда фанаты «Галатасарая» праздновали победу, никто не был обеспокоен небезопасностью этого места. Тысячи людей находились там в ночное время, и никакой полиции не было и в помине. Как отмечалось в социальных сетях, многие почувствовали, что их принимают за дураков. Еще одно событие в Анкаре вызвало потрясение: мэр города внезапно ввел запрет на поцелуи на станциях метро, ссылаясь на защиту моральных ценностей. Когда на следующий день молодые люди вышли с протестом против запрета на поцелуи в общественных местах, на них напали бандиты, некоторые с мачете в руках, кричащие «Это не ваша страна, пошли прочь!». Информация об этом, распространившаяся в социальных сетях, вызвала шок в крупных городах.

События в парке Гези выявили пять основных вещей. Во-первых, Эрдоган четко показал свою антидемократическую сторону. Во-вторых, другие члены ПСР поняли, насколько ничтожно их влияние на лидера, чтобы показать ему правильный путь развития. В-третьих, события показали, как некомпетентна и отчуждена от реальности оппозиция. В-четвертых, основная часть городской элиты поняла, насколько СМИ Турции парализованы и покорны власти. В-пятых, друзья и союзники Турции с озабоченностью наблюдали, как ничего не изменилось в культурной бестактности политического класса.