Президентом Абхазии стал сослуживец Путина

28

Как мы и предсказывали, на внеочередных президентских выборах в Абхазии уже в первом туре при небывалой явке (70%) победу одержал лидер оппозиции Рауль Хаджимба.

Он набрал больше 50% голосов, а его главный оппонент — Аслан Бжания — только 35,91%. Эпоха Анкваба оказалась недолгой и завершилась позорно. И это мы также предсказывали. «Железный Алик» уходит в политическое небытие, унося с собой свою изрядно заржавевшую харизму «честного мента». На пост заступает «хороший парень» из КГБ.

Главная особенность этих выборов в том, что в них практически не принимало участие грузинское население восточных районов Абхазии. В 2004 году именно голоса гальских мегрелов, дружно голосовавших за Багапша по «форме №9» (вместо паспорта), обеспечили тому победу. В последующие годы Багапш, а затем и Анкваб проводили массовую раздачу абхазских паспортов грузинам, многие из которых при этом не отказывались и от гражданства Грузии. Грузинское население восточных районов — наиболее бесправное и зависимое от властей, манипулировать его голосами легко. Я своими глазами видела, как жителям Гальского района выдавались паспорта граждан Абхазии в ночь накануне президентских выборов 2009 года. Скандал с паспортами и поставил крест на политической карьере Анкваба.

Рауль Хаджимба пришел в большую политику с благословения первого президента Абхазии Владислава Ардзинбы. Я встречалась с ним несколько раз, впервые — когда он был назначен премьер-министром республики. Тогда даже искушенные в закулисных интригах абхазской политики люди мало что могли о нем сказать. Мне запомнилась характеристика, данная ему одной местной журналисткой: он обладает загадочной харизмой «хороший парень».

«Хороший парень» оказался наделен неплохими бойцовскими качествами. Уступив в 2004 году власть Багапшу, он не смирился с поражением. Он быстро рос политически. Встречаясь с ним позже, я каждый раз поражалась изменениям в его манере говорить, в поведении. Чувствовалось, что он работает над имиджем. Помогал ли ему в этом кто-то, я не знаю: во всяком случае, это делалось незаметно. Постепенно он стал признанным лидером оппозиции и возглавил партию «Форум народного единства Абхазии».

И, кстати (поскольку выборы прошли, об этом уже можно писать), на Хаджимбу практически нет компромата. В Абхазии вам с удовольствием раскроют подноготную каждого (там все про всех знают и никогда ничего не забывают). Самое страшное, что смогли «предъявить» Хаджимбе, — это то, что он якобы во время войны прятал у себя грузина, своего коллегу по КГБ. Но это как раз свидетельствует о его порядочности. Тем более что в той обстановке это было по-настоящему опасно.

Противники Хаджимбы утверждают, что он является абхазским националистом. Сам политик в разговоре со мной в 2011 году прокомментировал это так: «Я националист в лучшем смысле этого слова. Я ко всем, кто живет в Абхазии, отношусь, как и к абхазцам». Высказывался он и по проблеме «русских» квартир, предлагая захваченные квартиры вернуть владельцам, а тем, кто сейчас в них живет, предоставить другое жилье. «Эти русские заслужили уважение, это их квартиры, — говорил он. — И их нужно оставить за ними. А тех, кто их за шкирку выдворяет из жилья, — их нужно наказывать по нашим законам».

Нашим отношениям с Абхазией при новом президенте ничто не угрожает. На мой взгляд, слухи о «национализме» Хаджимбы сильно преувеличены. К тому же не может выпускник советской школы КГБ быть настоящим националистом. А если он сумеет положить конец беспределу как местных, так и российских коррупционеров — так это только улучшит российско-абхазские отношения. Коррупционеры во властных коридорах очень любят выдавать личные интересы за интересы страны. К счастью, они не совпадают.

Марина Перевозкина, Московский Комсомолец