Встреча Путина и Порошенко в Минске

100

Начало переговоров в Минске, куда съехались лидеры стран Таможенного союза, Украины и представители Евросоюза, не предвещало ничего хорошего.

Все выступавшие вроде бы говорили об одном и том же — необходимости добиться мира на востоке Украины и от противостояния вернуться к интеграции, но совершенно разными словами. Владимир Путин угрожал Киеву экономическими санкциями, Петр Порошенко призывал не доверять гипотетическим расчетам и не вмешиваться во внутренние дела своей страны, Александр Лукашенко гордился собственными дипломатическими успехами, и только Нурсултан Назарбаев заикнулся о том, чего от этой встречи ждали все, — немедленном перемирии и прекращении обмена санкциями.

Еще год назад такое трудно было себе представить. Страна-изгой, которой была Белоруссия для всего цивилизованного мира, становится посредником в урегулировании спора глобального масштаба, а «последний диктатор Европы» (эта цитата из Кондолизы Райс прочно приклеилась к Александру Лукашенко) — лидером-миротворцем. Однако во вторник в Минске все выглядело именно так. Батька как гостеприимный хозяин заранее прибыл во Дворец независимости, где должны были состояться переговоры, и одинаково радушно встречал всех своих гостей, невзирая на лица и звания. По словам Лукашенко, он лично немало сделал для того, чтобы эти переговоры вообще состоялись: «На инаугурации в Киеве Петр Порошенко попросил не торопиться с введением санкций против Украины со стороны ТС и организовать соответствующую встречу на высшем уровне. Я ему пообещал и выполнил свое обещание».

Еще до прибытия Владимира Путина в Минск Лукашенко провел двустороннюю встречу с Петром Порошенко, у которого с утра выдался непростой день. После очередного телефонного разговора с канцлером Германии Ангелой Меркель украинского лидера ждала аудиенция с Верховным представителем ЕС по иностранным делам и безопасности Кэтрин Эштон. Иностранные журналисты, приехавшие освещать переговоры, уверяли своих российских коллег, что Запад сделал все возможное, чтобы убедить Порошенко конструктивно вести переговоры, и теперь только от Путина зависит, что из этого получится.

Однако перед двусторонней встречей двух лидеров ждали не менее трудные переговоры в формате «Таможенный союз–Украина–ЕС».

Белорусская сторона от греха подальше решила развести российскую и украинскую делегации за «круглым столом». Владимиру Путину и сопровождавшим его главе МИДа Сергею Лаврову и министру экономики Алексею Улюкаеву достались места между Батькой и президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым. А Порошенко поместили среди представителей Евросоюза. По словам Батьки, участники переговоров договорились выступать по алфавиту, однако Владимир Путин, который должен был завершать обмен мнениями, решил не пропускать вперед украинского лидера. Свое вступительное слово президент целиком посвятил отношениям с Украиной, подчеркнув, что подписание договора об ассоциации с ЕС отрицательно скажется на объемах и динамике сотрудничества Незалежной со странами ТС, в первую очередь — с Россией.

Он напомнил, что Украина тесно интегрирована в экономическое пространство СНГ, являясь неотъемлемой частью крупнейшего в мире хозяйственного комплекса, создававшегося «не на протяжении каких-то лет или десятилетий, а на протяжении веков». Российские и украинские компании тесно сотрудничают во всех отраслях, российский капитал составляет треть банковской системы Украины (35 млрд долларов), страны ТС являются ключевыми внешнеторговыми партнерами Незалежной. По итогам 2013 года взаимный товарооборот составил 50 млрд долларов, на рынок стран — членов союза приходится 30% украинского экспорта, напомнил Путин.

— На наш взгляд, было бы целесообразно не только сохранить, но и нарастить взаимодействие. Но возникает вопрос: удастся ли этого добиться, если заработает соглашение, подписанное Украиной и ЕС?

На минуту всем показалось, что российский лидер готов к дискуссии, но это впечатление оказалось обманчивым. Путин был категоричен: нет и еще раз нет. По его словам, евроинтеграция дорого обойдется и самой Незалежной, и ее партнерам по ТС. Согласно расчетам, адаптация к стандартам ЕС обойдется Украине в 165 млрд евро в течение 10 лет. А российская экономика в совокупности потеряет 100 млрд рублей.

Страны ТС, подчеркнул президент, уже согласовали ответные меры — преференции для импорта с Украины будут отменены. «Мы не хотим кого-то дискриминировать, торговый режим будет обычный, такой же, какой действует между Россией и Евросоюзом», — уточнил он. Путин подчеркнул, что Россия уже несколько раз пыталась донести свои аргументы и до Киева, и до Евросоюза, в том числе на министерском уровне, но не была услышана. Нынешняя встреча — очередная попытка пробить стену, теперь уже с участием лидеров государств — членов ТС. «В целом же мы выступаем за то, чтобы наладить более тесное взаимодействие с ЕС, — неожиданно обнадежил президент и, обведя участников встречи проникновенным взглядом, добавил: — Надеюсь, что все участники сегодняшней встречи являются сторонниками стратегической цели — создания единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока».

Петр Порошенко выступал последним. Он начал с громкого заявления, что «сегодня в Минске решается судьба Европы и всего мира» и «было бы неправильно начинать с взаимных обвинений и односторонних требований». Но удержаться от упреков не смог. Украинский лидер в очередной раз обвинил сепаратистов, которых он, естественно, называл террористами, в уничтожении малайзийского «Боинга», а заодно и в убийстве консула Литвы. И потребовал от России прекратить поставку военной техники и боеприпасов через российско-украинскую границу, а также отпустить всех военнопленных и заложников, содержащихся на ее территории. Подписание соглашения с ЕС, по его словам, не противоречит ничьим интересам и будет способствовать углублению сотрудничества со всеми странами, в том числе с государствами ТС. «Не надо верить гипотетическим расчетам. Давайте подождем!» — призывал Порошенко в тот момент, когда организаторы прервали трансляцию для журналистов.