Почему России продолжают грозить санкциями

120

С 18.00 5 сентября на Украине сохраняется прекращение огня. Появилась надежда, что братоубийственная война закончилась.

Однако России по-прежнему грозят санкции. Почему? Что на Украине шла война, неоспоримо. Если она закончилась, то кто победитель? С общечеловеческой точки зрения это вторично, главное – перестала литься кровь. Но в политике всегда важно, кто вышел из того или иного кризиса победителем, кто сумел набрать очки. Или, по крайней мере, сумел выдать себя победителем.

Именно с этой точки зрения имеет смысл взглянуть на позиции всех сторон: Киева, Донбасса, Москвы, Брюсселя, Вашингтона.

Барак Обама успел заявить, что главная причина, по которой был заключен мир, – это антироссийские санкции и угроза их новой волны. По хронологии, у этой позиции есть подтверждение. Телефонные переговоры между Владимиром Путиным и Петром Порошенко, после которых украинский президент заявил о готовности прекратить огонь, неслучайно состоялись именно 3 сентября. 5 сентября ЕС обещал ввести новые уже согласованные антироссийские санкции. Связь между санкциями и развитием событий на Украине, есть, и Россия, конечно, заинтересована в том, чтобы война санкций прекратилась, но не стоит переоценивать влияние ни Москвы, ни Вашингтона на ход конфликта. Ключи к нему – на Украине.

Факт, однако, в том, что ЕС не отказался от новых санкций, а подвесил их, грозя ввести со дня на день. Такая позиция объясняется логикой Обамы: угроза санкций – это укрепление хрупкой конструкции перемирия. Изъян этой логики в том, что на Россию заранее возлагается ответственность за возможный срыв перемирия, а в его срыве, как увидим, заинтересована вовсе не она.

Есть и еще одно объяснение тому, что санкции не сняты с повестки дня. Если бы перемирие сопровождалось отменой новой волны санкций, то победителем оказался бы Владимир Путин и Россия. Запад этого не хочет. По версии Вашингтона и Брюсселя, Россия остается сидеть на скамье подсудимых.

С Донецком и Луганском все ясно. Перемирие – это факт их признания. Для начала -- самостоятельной стороной конфликта. Сегодня они в роли победителей.

Сложнее с Киевом. Почему Порошенко пошел на прекращение огня? На Украине, помимо всего прочего, разворачивается политическая борьба за будущую Раду, за голоса избирателей. Порошенко идет на выборы не с ястребами, он делает ставку на то, что украинские избиратели уже переболели острой фазой военной истерии. На сайте «Россия в глобальной политике» (globalaffairs.ru) приводятся данные социологических опросов на Украине: по результатам опроса УИСИ имени Яременко и «Соцмониторинга», 57% украинцев выступают за прекращение антитеррористической операции, и лишь 34% — за ее продолжение (причем эти цифры получены до начала контрнаступления сил Донецка и Луганска. Так что у Порошенко расчет на то, что перемирие принесет ему новых сторонников: ястребов много, как и их партий, а их поддержка сокращается. Избиратель любит только быстрые и победоносные войны.

Раскачивать же перемирие будут как раз киевские ястребы. Они точно в проигрыше. Украинский премьер Арсений Яценюк заявил, что мирный план Путина – это «план спасения российских террористов». Он практически открытым текстом заявил о своей (Яценюк не один представляет «партию войны») заинтересованности в срыве перемирия. И никакие санкции от Брюсселя или Вашингтона ему не грозят.

Если новые антироссийские санкции все-таки будут переведены из подвешенного состояния в сферу практической политики, это будет означать новое качество в отношениях Запада и России. Украинский контекст отойдет на второй план, неприкрытой целью Запада будет ослабление России.

Россия не заинтересована в расчленении Украины. Убедительные аргументы привел Александр Волошин, руководитель кремлевской администрации в последние годы президентства Бориса Ельцина и первые годы президентства Владимира Путина, в интервью, которое он 3 сентября дал ряду интернет-изданий. Цитирую: «Наш национальный интерес абсолютно очевиден. Смотрите, я бы рассуждал так, предположим худшее: Украина раскололась, возникла какая-то непонятная часть Украины, которая никем не признана. Какое-то новое Приднестровье, расположенное в восточной части Украины, с не очень четкими границами. Вся остальная часть Украины, она без восточной части маргинализируется и будет трансформирована в такое антироссийское, довольно националистичное государство. Соответствует ли это нашим национальным интересам? Такая зона большой нестабильности рядом с нами и возникновение такого нового государства, очевидно антироссийского в силу всего произошедшего в центральной и западной части Украины. Я думаю, это не соответствует нашим национальным интересам. Нашим национальным интересам соответствует единая Украина, в которой защищены права русскоязычных, живущих на юго-востоке. И в силу этого это сбалансированная страна, которая имеет с нами культурные, экономические и прочие связи. И которая является дружественной по отношению к нам как минимум не враждебной. Ну и стабильной. Я думаю, в этом наш национальный интерес».

Уверен, позиция Александра Волошина должна быть услышана и официальной Москвой, и Киевом. Чтобы сохранить территориальную целостность и суверенитет Украины Петру Порошенко понадобится искусство большого политика и непростые переговоры как с Донецком и Луганском, так и с Москвой, а не только опора на ЕС и США.