Ходорковский хочет в президенты? Прекрасно, пусть идет!

17

Ближайшие российские президентские выборы состоятся только в 2018 году. Но на ныне носимую Владимиром Путиным «шапку Мономаха» уже появился первый официальный претендент.

Сразу после своего освобождения из «темницы сырой» бывший главный узник всея Руси Михаил Ходорковский торжественно пообещал не заниматься политикой. Но никогда не верьте политикам, когда они клянутся больше не заниматься политикой.

Как и следовало ожидать, Ходорковский передумал. И вот еще чего тоже следовало ожидать: человек, чей опыт государственного управления исчерпывается кратким пребыванием на должности «с правами заместителя министра» в 1992 году, не намерен размениваться по мелочам. Политические амбиции Михаила Борисовича ограничиваются «всего лишь навсего» должностью Президента РФ.

«Если представится необходимым преодолеть кризис и провести конституционную реформу, основная часть которой будет состоять в перераспределении президентской власти судебной системе, парламенту и гражданскому обществу, то я буду готов взять на себя эту часть работы», — так Михаил Ходорковский ответил французской газете «Монд» на вопрос о своем желании стать Президентом России.

Подобный ответ напомнил мне красочный эпизод из британской политической истории времен модного сейчас периода Первой мировой войны. В декабре 1916 года формирование нового британского правительства шло особенно сложно и мучительно. Политики никак не могли договориться друг с другом. И вот, чтобы выйти из тупика, исключительно престижная должность министра иностранных дел была предложена бывшему премьеру Артуру Бальфуру. Выслушав это предложение, лежа в постели, Бальфур немедленно с нее вскочил и вскричал: «Вы приставили пистолет к моему виску! Я вынужден согласиться!»

Понятия не имею, знает ли Ходорковский о существовании такой исторической фигуры, как Артур Бальфур. Но, по крайней мере, одну особенность политического стиля Бальфура — способность изобразить свою готовность занять высокий пост как высшую форму самопожертвования на благо Родины — ему удалось сымитировать просто блестяще.

Пост Президента РФ — это предел мечтаний для любого российского политика. Это вершина, на которую карабкаются всю жизнь. А для Ходорковского пост Президента России — это так, безделица, малоквалифицированный труд, должность, до которой он согласен «опуститься» из-за своей особо жгучей любви к Родине. Или, как сформулировал эту мысль сам Михаил Борисович: «Я не был бы заинтересован в идее стать Президентом Российской Федерации в то время, когда моя страна развивалась бы нормально».

А теперь — иронию в сторону. Я очень уважаю Михаила Ходорковского как личность. Я уважаю его мужество, цельность характера, готовность к самопожертвованию, страшным лишениям во имя великой цели. Но мое глубокое и искреннее уважение к Ходорковскому как к личности полностью компенсируется моим абсолютным скепсисом по отношению к Ходорковскому как к практикующему политику.

Михаил Ходорковский считает себя носителем некоего сакрального политического знания. Я считаю его политически глубоко наивным человеком с чудовищно преувеличенным представлением о собственных управленческих талантах. Да, Ходорковский достиг невиданных высот в бизнесе. Но умение управлять коммерческой организацией (пусть даже громадной) и умение управлять государством — это принципиально разные вещи.

Да, Михаил Ходорковский проштудировал солидное количество самых разных фундаментальных трудов по политической теории. Но знание политической теории совсем не означает наличия у человека практических навыков по управлению страной. Я уверен, что Ходорковский — цельная личность с самыми добрыми намерениями. Но в то же самое время я убежден: бывший шеф ЮКОСа непригоден не только для должности президента или премьера, но даже для поста министра.

У Михаила Ходорковского не просто нет такого труднообъяснимого, но в то же самое время жизненно необходимого для высшего политика таланта, как «чувство страны». По моим ощущениям, Ходорковский даже не понимает, что это, собственно, такое — «чувство страны» — и зачем оно так нужно.

Однако позвольте мне теперь сделать еще один логический поворот. Несмотря на наличие юридических препятствий, я обеими руками за участие Михаила Ходорковского в нашей будущей президентской гонке. Ходорковский, конечно, никогда не выиграет. Его, разумеется, будет горячо поддерживать либеральная интеллигенция. Но либеральная интеллигенция, как известно, составляет в нашей стране — и в любой другой стране тоже — абсолютное меньшинство. А для других слоев населения РФ бывший главный богатей страны, скорее всего, будет в основном неприемлемой фигурой.

Но само активное участие Ходорковского в битве за главный пост в государстве способно, по моему мнению, несколько оживить и оздоровить российскую политику. Сегодня внутри страны мы имеем политически очень скучную картину. Оппозиция на данный момент даже не сдулась — она превратилась в самокарикатуру и самопародию. На фоне остальных антипутинских деятелей Михаил Ходорковский и, в несколько меньшей степени, Алексей Навальный выглядят как самые настоящие гиганты.

А раз так, то пусть самый сильный человек в оппозиции — Михаил Ходорковский — открыто сразится с самым сильным человеком во власти. Это будет и справедливо, и полезно для страны.

Михаил Ростовский, Московский Комсомолец