Россия хочет «стопроцентной гарантии» от приема Украины в НАТО

13

России нужна «стопроцентная гарантия» того, что ни одна страна не думает о вступлении Украины в НАТО, заявил Би-би-си пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков. По его словам, никто такой гарантии нашей стране так и не дал, и эта ситуация заставляет Москву нервничать и принимать меры предосторожности. Существует ли в принципе возможность таких гарантий? С этим вопросом «МК» обратился к мнению эксперта.

– Теоретически, это невозможно, – комментирует «МК» заместитель директора ИНИОН РАН, президент Ассоциации Евро-Атлантического сотрудничества Татьяна ПАРХАЛИНА. – Потому что, во-первых, есть 10-я статья Североатлантического договора, которая держит открытыми двери для всех, кто пожелает и будет соответствовать критериям альянса. Во-вторых, все страны ОБСЕ – а Россия тоже член этой организации – подписали в 1975 году Хельсинкский заключительный акт, где говорится об уважении стремления и желания любой страны присоединиться к той системе безопасности, которую она считает для себя приемлемой. В-третьих, в 2008 году состоялся Бухарестский саммит НАТО, где, после того, как не получилось с приемом в План действия по членству Грузии и Украины, была изобретена формула, в соответствии с которой Украина и Грузия рано или поздно станут членами альянса. Учитывая все эти три составляющих, сложно предположить, что страны-члены НАТО дадут обещание России, что Украина никогда не вступит в альянс. В дипломатии есть выражение «никогда не говори никогда». И в жизни, в мировой политике бывает все. Но сейчас Евро-Атлантика делает акцент на принципах, которые не может предать. И один из таких фундаментальных принципов – политика «открытых дверей» в альянсе. Если страна соответствует критериям членства (другое дело, что сейчас Украина не соответствует), то никакая другая страна не может влиять на это решение. Теоретически. Мне представляется, что страны-члены альянса сейчас просто не могут дать гарантию России – это невозможно. Это значит признать, что они отказываются от своих принципов, на которых основывается евро-атлантическое сообщество. Их правительства действуют под влиянием общественного мнения. И они будут сметены в ряде стран – не во всех. И не во всех странах-членах альянса есть стремление принять Украину завтра в НАТО. Не знаю, что имеется в виду под гарантиями – это договор? Или нечто в рамках каких-то соглашений и уступок. Условно: мы перестаем помогать ополченцам, а в ответ на это хотим этих гарантий. На сегодняшний день не вижу возможностей, что России были бы даны такие гарантии.

– В свое время ходили разговоры о том, что наша страна получала некие гарантии от продвижения НАТО на восток....

– Это разговоры, никаких письменных доказательств нет. Недавно даже Михаил Горбачев сказал, что речь шла в другой коннотации – тогда шла речь о территории бывшей ГДР, что в восточных землях объединенной Германии не будут размещены элементы военной инфраструктуры НАТО. Все пытаются найти доказательства существования гарантий. Кто-то говорит, что они давались в устной форме. Кто-то говорит, что не давались... Тут слово против слова.

– Прописано ли где-нибудь, что в НАТО не принимают государства, имеющие территориальные проблемы?

– В 1995 году был подготовлен документ Study on NATO Enlargement, определяющий основы и принципы дальнейшего расширения НАТО и возможного членства. И там четко прописано, что страна, которая имеет вооруженный конфликт на своей территории или неурегулированные территориальные споры с другой страной, не может стать членом альянса. Кстати, в том документе говорилось, что страны-кандидаты должны развивать кооперативные отношения с Россией.

Андрей Яшлавский, Московский Комсомолец