С кого спросят за «Южный поток»: Сербия, Болгария и Австрия хотят компенсации

140

Отказ России от строительства «Южного потока» вызвал разногласия как внутри Евросоюза, так и среди других заинтересованных государств. В США, естественно, довольны — Европа начнет слезать с российской «газовой иглы», а американцы смогут наладить экспорт сланцевого топлива в Старый Свет. В Брюсселе взяли тайм-аут: пока там не выработали общее решение. Конкретная позиция должна появиться 9 декабря, когда состоится встреча участников и партнеров России по «Южному потоку».

Пока все контужены решением Владимира Путина. Например, Сербия, Болгария и Австрия. Судя по всему, они потребуют компенсации, ведь «Южный поток» давал бы им не только необходимое топливо, но и приносил доход за транзит газа. Только от кого: от России, для которой это решение было вынужденным, или от ЕС, где уже несколько лет тормозили этот проект.

Европа считает, что главной причиной отказа России стоить «Южный поток» стала наша финансовая и политическая несостоятельность.

Действительно, начиная проект в середине 2000-х годов, мы располагали значительным денежным ресурсом. Кроме того, «Газпрому» было очень просто привлечь необходимые средства на Западе под незначительные проценты. Однако западные санкции резко изменили ситуацию — государственные российские банки и компании надолго отрезаны от основных финансовых рынков.

Второй причиной стало постоянное торпедирование «Южного потока» со стороны Брюсселя (подробнее см. «МК» от 3 декабря). В ЕС понимали, что этот газопровод выключит Украину из системы поставок российского газа в Европу. Тем самым европейский сателлит потеряет значительную часть доходов своего бюджета.

При всей своей неоднозначности, решение Владимира Путина убивает двух зайцев. Проект «Южного потока» оценивался в $23 млрд, из которых половину затрат должен был закрыть «Газпром».

«Первый заяц». Около $4,5 млрд уже потрачены — это разработка проекта газопровода по российской территории, закупка труб и оборудования. Только теперь Россия собирается строить трубопровод в Турцию, который обойдется вдвое дешевле. Причем мы сможем воспользоваться и трубами, и наработками для «Южного потока».

«Второй заяц». За счет увеличения поставок в Турцию наша страна делает бессмысленным строительство альтернативных труб из Средней Азии. Во-первых, газопровода Nabucco, который бы доставлял «голубое топливо» из Ирана и Азербайджана. Во-вторых, магистралей непосредственно из Ирана.

Однако отмена строительства «Южного потока», возможно, нанесет существенный финансовый удар по России, причем со стороны дружественных нам стран. Болгария потеряет 400 млн евро в год, которые мог принести ей транзит российского газа. Сербия, уже вложившая в проект 30 млн евро, могла бы получить столько же. «Это игры в кошки-мышки, а мы страдаем, будучи от них в стороне», — сказал президент Сербии Томислав Николич.

А Австрия, которая могла бы стать не только распределительным центром поставок газа по «Южному потоку» в Европу и которая построила на своей территории несколько газохранилищ, потеряла на порядок больше. Как заявил глава австрийской нефтегазовой OMV, одного из крупнейших европейских партнеров «Газпрома», Герхард Ройсс, он удивлен решением по «Южному потоку», «газ не должен использоваться в качестве политического оружия».

Конечно, до конца не ясно, что прописано в соглашении о строительстве «Южного потока» и с кого спрашивать компенсацию в случае отмены его строительства по решению одной из сторон. Источник, близкий к российскому концерну, заявил, что это форс-мажор и наша сторона не должна понести дополнительный ущерб. К тому же в большинстве случаев речь идет не о реально потраченных деньгах, а всего лишь об упущенной выгоде.

Очевидно, что вернуть Сербии 30 млн евро «Газпром» в состоянии. Только вряд ли Белград потребует эти средства. Томислав Николич считает, что ущерб от закрытия «Южного потока» значительно меньше потерь Сербии, если бы она по требованию ЕС присоединилась к санкциям против России.

Другие участники и партнеры «Газпрома» по «Южному потоку» пока не определились, кому предъявлять претензии: либо России, либо Евросоюзу. Решение может быть принято 9 декабря, когда стороны соберутся для обсуждения этого вопроса.