Турецкий экс-министр попросил не передавать его дело в Высший совет

68

Бывший министр внутренних дел Муаммер Гюлер, один из подозреваемых в расследовании по делу «Большая взятка», ставшему достоянием общественности в декабре прошлого года, попросил парламентскую комиссию, созданную для изучения дела о коррупции, не передавать его дело в Высший государственный совет.

«Учитывая принцип, когда сомнения трактуются в пользу обвиняемого, прошу вас не передавать мое дело в Высший государственный совет», — обратился Гюлер к комиссии на прошлой неделе. Высший государственный совет, или Юйдже Диван, — это Конституционный суд, рассматривающий дела высших государственных должностных лиц.

По данным расследования по делу о прослушке, недавно прекращенному прокурором, преступная организация, якобы возглавляемая иранским бизнесменом Резой Заррабом, передала денежные средства на сумму 137 млн турецких лир ($66 млн) в виде взяток бывшему министру экономики, министру внутренних дел и министру по делам ЕС, их сыновьям и, возможно, ряду других чиновников для того, чтобы скрыть фиктивные экспортные сделки и операции по отмыванию денег.

Все бывшие министры — министр экономики Зафер Чаглаян, министр по делам ЕС Эгемен Багыш, министр окружающей среды и градостроительства Эрдоган Байрактар, а также Муаммер Гюлер — были допрошены в качестве подозреваемых парламентской комиссией по расследованию коррупции.

Гюлер, представший перед комиссией в четверг, отказался прокомментировать огромную сумму денег, найденную в сейфе в доме его сына во время операции, проведенной в рамках расследования по делу о коррупции «Большая взятка». Когда в четверг комиссия напомнила Гюлеру, что его сын во время их телефонного разговора назвал деньги, имеющиеся в доме, небольшой суммой, он сказал комитету, что ответит на вопрос.

17 декабря полиция также провела обыск в доме сына Гюлера — Барыша Гюлера. Голосовая запись, попавшая в Интернет после расследования по делу о прослушке, по видимому, свидетельствует о том, что Муаммер рано утром позвонил своему сыну, чтобы узнать, был ли проведен обыск в доме Барыша. В соответствии с голосовой записью, Гюлер спросил своего сына, сколько денег было у него в доме.

«Мои собственные деньги, совсем немного... У меня было около 1 трлн [турецких лир старого образца, что эквивалентно $ 0,45], только и всего...» — ответил Барыш на вопрос отца о деньгах, находящихся в доме.

Затем Муаммер Гюлер поручил своему сыну сказать полиции, что он (сын) работает в качестве советника иранского бизнесмена, который также является ведущим подозреваемым в расследовании по делу о коррупции, и что он занимает эту должность неофициально. По-видимому, этим заявлением Гюлер хотел обосновать наличие такой огромной суммы денег.

«Ему иногда приходится пользоваться сейфами в связи с деятельностью его предприятий», — сказал Гюлер, отвечая на вопрос комиссии о том, почему в доме Барыша так много сейфов.