Памук: Авторитарный военный режим в Турции заменён авторитарным правительством

116

Вооруженные силы Турции, которые вытеснили гражданское правление в прошлом, сами были отодвинуты на обочину политической жизни и заменены исламистским авторитарным правительством. Об этом сказал лауреат Нобелевской премии из Турции Орхан Памук в своем выступлении, опубликованном в субботу.

«Авторитарные солдаты были вытеснены, а их место заняло авторитарное исламистское правительство», — заявил писатель в своём интервью французскому информационном агентству Agence France-Presse (AFP) в Стамбуле. При этом он имел в виду события новейшей истории Турции, когда влияние военных на политику постепенно сошло на нет, а президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и правящая Партия справедливости и развития (ПСР) стали новым центром власти.

Он подчеркнул, что правящая Партия справедливости и развития «нарушила баланс сил, который на самом деле является ключом к демократии, в любом её проявлении».

«В этом смысле Турция является не только электоральной демократией, но и демократией, где уважение прав человека и свобода слова нарушаются каждый день», — сказал Памук. Писатель также отметил, что почувствовал ухудшение ситуации, когда в последний раз приехал в Турцию из Нью-Йорка, где он работает преподавателем Колумбийского университета.

«Когда я вернулся, то почувствовал здесь атмосферу страха, люди шептались друг с другом», — рассказал он AFP.

Политические силы военных были подорваны в результате реформ, вдохновлённых Европейским союзом и продолженных правительством ПСР во главе с Эрдоганом начиная с 2003 года. Однако правительство и сам Эрдоган, который был избран на пост президента в августе 2014 года, в последние годы подвергались критике за свёртывание реформ и нарушение основных гражданских прав и свобод, а также независимости судебной власти.

Свёртывание процесса реформ стало наиболее очевидным в результате общенациональных протестов, начавшихся с защиты парка Гези летом 2013 года, и разразившегося в конце того же года крупного коррупционного скандала, в котором оказались замешаны люди из ближайшего окружения Эрдогана.

Памук полагает, что обвинения в коррупции, выдвинутые против правительства ПСР, негативно сказались на привлекательности политического ислама. «В некотором смысле таинственность политического ислама исчезла из-за убедительности обвинений в коррупции», — сказал Памук.

Высказав свое мнение, писатель раскритиковал СМИ за повышенное внимание к его политическим комментариям в ущерб его взглядам на литературу. Памук ясно дал понять, что предпочитает, чтобы в нём прежде всего видели писателя-романиста, а не сводили его до уровня светского оппонента Эрдогана.

«Чтобы бороться с правительством, я также должен услышать требования людей. В определённом смысле, те люди, которые находятся в беде или полагают, что правительство не делает ничего хорошего для них, хотят, чтобы я по праву представлял их проблемы», — поведал он AFP.

«Моя [Нобелевская] премия не облегчила мою жизнь, однако я, конечно, рад быть вовлечённым во все эти проблемы», — признался он. Писатель отметил также, что по сравнению с «поколениями писателей» в Турции, которые были посажены в тюрьмы, сосланы или даже убиты, он чувствует себя «очень везучим».

Памук не был настроен обсуждать в ходе интервью вопрос о признании геноцида армян в период поздней Османской империи.

«У меня было много неприятностей восемь, а то и десять лет назад потому, что я свободно говорил на эту тему», — сказал Памук, подразумевая свои высказывания в прошлом, которые вызвали немало споров в Турции.

Турция отвергает обвинения в геноциде, говоря, что имели место случаи смерти с обеих сторон, когда Османская империя пыталась подавить в восточной Анатолии восстания армян, боровшихся за независимость при поддержке вторгшейся российской армии.

Памук, получивший Нобелевскую премию по литературе в 2006 году, в настоящее время сосредоточен на придании последних штрихов своему новому роману.

В интервью писатель поделился, что новый роман поведает историю стамбульского экскаваторщика и его ученика и будет весьма «аллегоричен». В то же время он признался, что на этот раз хочет написать короткий роман, несмотря на то, что это «разорвет сердце традиционных читателей, которые всегда говорили о написании длинного романа».