Станет ли Эрдоган «суперпрезидентом»?

281

В Турции в воскресенье, 7 июня, состоятся парламентские выборы. И главный их вопрос – в том, сможет ли Партия справедливости и развития (ПСР) Эрдогана получить достаточно мест в законодательном собрании, чтобы он стал «суперпрезидентом».

Режим единоличной власти, который внедряется последние несколько лет, нуждается в легитимности. Иначе в нынешних условиях парламентской республики при неподконтрольном правительстве Эрдоган может быть, как минимум, маргинализирован в своем дворце на 1100 комнат стоимостью в миллиард долларов.

Оставляя за скобками все перипетии предвыборной борьбы, которая в Турции протекает очень живо и интересно, хочу сделать акцент на одном очень важном аспекте правления Эрдогана и компании. Этот момент почти всегда остается незамеченным сторонними наблюдателями. Многие говорят о так называемой исламизации Турции, совершенно не представляя, что же там на самом деле происходит. А происходит, на самом деле, деградация исламских ценностей на фоне их неустанной артикуляции государственными мужами и их подчиненными. Ислам вышел в публичное пространство, но он вышел туда из домов и из душ людей.

Для того, чтобы убедиться в этом на деле, стоит два раза слетать в Конью, один из самых религиозных городов Турции. Первый раз мысленно - в середину 90-х, и вы увидите, что почти все женщины в платках. Я видел это воочию, знаю. И слетайте туда сейчас, чтобы удивиться тому, что покрытых хиджабом женщин уже меньше половины. Это маленький пример серьезного тренда потери турками даже внешних атрибутов религии. В Турции, где вроде бы все «исламизируется», употребление наркотиков и алкоголя растет, случаи насилия по отношению к женщинам за последние годы увеличились в разы, а на пятикратные молитвы в мечеть ходят все меньше людей. По социологическим данным, количество религиозных людей в Турции стабильно опускается, и сейчас эта цифра равна примерно 16-17%. Традиционных же - примерно 70%.

Но в то же время Эрдоган ходит по сцене с Кораном в руке, деятели правящей партии постоянно используют в речи исламские обороты, их жены в платках, на приемах в кабмине убрали алкоголь и т. д. Почему?

По большому счету, этому есть два объяснения. Во-первых, эти процессы обусловлены средой политического ислама, из которой выросли Эрдоган и его соратники (многих из которых он, кстати, давно «зачистил»). Эта идеология, созданная в противовес западным и фактически копирующая их со своим знаком, априори ставит на первое место государство и изменение общества сверху. В отличие от общин с традиционным суфийским прошлым, политисламисты всегда больше бегают по митингам, чем по мечетям, и чаще предпочитают говорить в микрофон ТВ-каналов, чем читать молитвы. Поэтому, придя к власти под временно демократическими лозунгами, они в итоге всего равно пытаются реализовать хотя бы частично свой код исламизма, от которого они не в состоянии избавиться.

Второй момент связан, каким бы оксюмороном это не звучало, с чистотой намерений политиков. Несмотря на то, что многие мусульмане верили убедительным речам харизматика Эрдогана, по всей видимости, ислам для него и его партнеров больше был средством, нежели целью. Они прекрасно знают слабые места религиозных людей, которых задвигали на второй план на протяжении многих десятилетий. Они умеют, по крайней мере, умели до последнего времени, читать, считать и убеждать традиционный электорат, очень чуткий к любому популизму на исламскую тему. Фактически, Эрдоган со своими соратниками «угнали» ислам, перекрасили его, перебили все номера и используют для своих электоральных нужд. Пик всех этих процессов - попытка на фоне широкой электоральной поддержки негласно объявить Эрдогана халифом и его стремление получить у всех присягу ему лично. Я называю это «электоральным халифатом».

В Турции происходит не исламизация общества, а его исламизмизация – попытка сделать из граждан не мусульман, а исламистов, для которых главный авторитет – Эрдоган, не какие-то исламские ценности и нормы. На самом деле, в такой модели не человек становится религиозным, а левиафан, который по определению любой материал использует для сохранения своей власти.

Выбросив накопленную за долгие годы энергию после подключения, аккумулятор религиозности быстро сел, а заряжать его уже особо нечем. И только сейчас партия начала понимать, что это означает и их конец тоже – скоро мотивировать людей исламскими лозунгами будет невозможно, а другие электоральные ниши уже заняты. Все было бы ничего, если бы экономика развивалась, но и тут в Турции большие проблемы. Однако это уже совсем другая тема.