Почему Эрдоган потерпел поражение?

778

На этот раз турецкое общество не стало дарить авансов в надежде на будущие изменения.

Нарушения в правовой сфере, коррупционный скандал, угрозы, высокомерные и самодовольные заявления, лицемерие и обман — все это стало последней каплей терпения. Здравый смысл на этот раз оказался сильнее. Народ высказал свою позицию и намерение отказаться от президентской формы правления, предпосылки такого решения охватывают целый спектр компонентов. Первым предвестником снижения популярности Партии справедливости и развития (ПСР) можно считать опустевшие площади во время проведения предвыборных митингов. В последнее время, чтобы создать видимость многолюдности, на митинги сзывались ученики школ и студенты вузов, государственные служащие, их привозили на специально выделенных правительством автобусах. Еженедельные опросы общественного мнения показывали падение популярности ПСР среди избирателей.

Как ПСР скатилась до этого? Одними из главных причин стали экономические показатели. За последние два года, создавая образ врага, правительство делало все возможное, чтобы отвлечь общественность от реальных проблем: растущей инфляции, безработицы. Согласно отчетам представителей Союза экспортеров Турции (TİM), объем экспорта на апрель по сравнению с предыдущим годом снизился на 9,8%, что составляет $11,8 млрд; за последние 12 месяцев экспорт составил $153,1 млрд. Что касается курса доллара, то за весь период предвыборной кампании он так и не смог стабилизироваться и достиг рекордного предела — 2.75. По прогнозам специалистов, после выборов курс доллара возрастет в разы. Эта ситуация только усугубила положение частного сектора, удвоив валютную задолженность, по последним подсчетам, это составляет $180 млрд. Турция на сегодняшний день столкнулась с целым рядом проблем экономического характера, и, конечно же, все это отобразилось не самым лучшим образом на избирателе.

Еще одним разочарованием для электората стало то, что громкие заявления представителей власти в адрес оппозиционных сил оказались беспочвенным лицемерием. На телеканалах и в СМИ часто звучали обвинения: «предатель родины”, «большая игра”, «крупный обман”, «попытка скомпрометировать правительство”, «параллельная структура”. Позже стало известно, что все эти заявления были не больше чем политический ход.

К примеру, в декабре 2011 года в прессу просочились сообщения о том, что в доме премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана, который находится в Анкаре в районе Субайевлер, было выявлено подслушивающее устройство. Эрдоган выступил с заявлением, найдя в этом происки «параллельной структуры». Вопрос о прослушивающих устройствах актуализировался повторно после коррупционных скандалов 17 декабря. В заявлении, сделанном в феврале 2014 года, премьер сказал, что личности подозреваемых, разместивших подслушивающие устройства, уже установлены. Однако позже стало известно, что один из подозреваемых, известный под именем S.D., не сбежал за границу, а был официально направлен на работу. Через некоторое время было возбуждено дело в отношении 13 человек по факту прослушивания. Во время нахождения подслушивающих устройств главным свидетелем выступил советник премьер-министра Мустафа Варанк, по словам которого спецкоманда Национальной службы разведки (MİT) обнаружила подслушивающие устройства, но несмотря на обязательное условие, протокол не был составлен. По распоряжению комиссара Эфкана Ала во время обыска все полицейские, за исключением представителей Национальной службы разведки, были выдворены из здания. Кроме того, в Совет по научно-техническим исследованиям Турции (TÜBİTAK) было направлено распоряжение подготовить экспертизу прослушивающих устройств с требованием зафиксировать экспертизу определенной (то есть удобной для правительства) датой. Поскольку запрос такого рода не был удовлетворен, заместитель главы совета Хасан Палаз несколько раз был задержан. В своих показаниях Варанк обращал внимание на происки MİT и деятельность Эфкана. А тот факт, что Палаз не согласился прибегнуть к фальсификации, указывает на опровержение лжи о подслушивающем устройстве.

Обратимся к следующему примеру. 23 февраля 2014 года газеты Star и Yeni Şafak, представляющие лояльный медиапул по отношению к президенту и правительству, на титульной полосе представили статьи одинаковой тематики под заголовками «7 тысяч человек прослушивались” и «Ухо из Пенсильвании» (тур. «Derin Kulak Pensilvanya»). В этих статьях речь шла о расследовании прокурора TMK по делу террористической организации (тур. «Selam Terör Örgütü”). В связи с судебным процессом прокурор смог получить разрешения для прослушивания на протяжении трех лет. В СМИ первое опровержение прозвучало от главного прокурора Стамбульской государственной прокуратуры Хади Салихоглу. Согласно Салихоглу, всего прослушиваний, вместе с непрямыми, было выявлено 2,280. После скандала 7 февраля 2012 года в Национальной разведывательной службе заниматься дальнейшим расследованием были уполномочены Аднан Чимен и Адем Озджан. Прокурор Адем Озджан опроверг заявления, появившиеся в прессе, а прокурор Аднан Чимен обратился с заявлением в высший совет судей и прокуроров с просьбой выделить экспертную группу для проведения проверки. В то время как прокурор Ирфан Фидан, уполномоченный от правящей власти, продолжал лицемерную игру, заявляя, что в общей сложности прослушивались 238 человек.

Приведем некоторые примеры самых громких заявлений лжи:

1.Высший кассационный суд (Яргытай) подчиняется одному из имамов Движения Гюлена. Чиновник, сделавший такое заявление, сразу опроверг свои высказывания.

2.Кабинет министра иностранных дел прослушивался по инициативе «параллельной структуры». Доказательства этого так и не были представлены. Уполномоченные лишь заявили, что существует высокая вероятность их предположений.

3.Сообщество (тур. джамаат) сотрудничает с Партией PKK, и существуют этому доказательства. Доказательства так и не были представлены.

4.Деньги в коробки из-под обуви в доме директора банка Halk Bankası подложили комиссары полиции. Когда дело было умышленно закрыто, деньги с процентными ставками были переданы их владельцам.

5.В своем выступлении Эрдоган заявил, что не ведет переговоры с Рабочей партией Курдистана и резко осуждает всех, кто прибегает к подобной практике. Спустя некоторое время Эрдоган заявил, что переговоры имели место.

6.Прозвучало заявление о том, что виллы на берегу моря в Урла были построены еще 30 лет назад. Однако, согласно зафиксированным изображениям спутника, еще 4 года назад не было и малейшего намека на строительство.

7.Действия представителей сообщества (тур.Cemaat — движение Хизмет) не фиксировались, также не подтвердились. Как оказалось, с 2004 года за представителями сообщества велась слежка.

8.Зафер Чаглайан заявил, что часы стоимостью 700 тысяч турецких лир он приобрел самостоятельно на свои деньги. Спустя некоторое время он лично признался, что купил часы ему Зарраб (Реза Зарраб — иранский бизнесмен — ред.).

Этот список можно продолжать, примеров опровержения лжи достаточно.

Главным событием разоблачения можно считать коррупционные скандалы 17/25 декабря 2013-го. Чтобы наказать полицейских комиссаров, честно отстаивающих принципы справедливости, было возбужденно дело, которое рассматривалось на протяжении 8 месяцев, после чего было задержано 54 человека (отказавшихся молчать против фактов коррупции).

Безусловно, подобные события негативно отобразились на ситуации в Турции. Эрдоган после выборов 2011 года сделал все возможное, чтобы выстроить модель автократического государства. Президентский дворец Ak-Saray, этот символ султаната, возведенный за счет денег народа, как нельзя лучше демонстрирует стремление Эрдогана выстроить государство автократической модели. В случае если бы деятельность президента по выстраиванию автократии не затмилась коррупционным скандалом 17/25 декабря, Турцию бы захлестнула волна роскоши и президентский дворец абсолютно вписывался бы в султанский размах. Однако сегодня ситуация в Турции весьма плачевная, кроме помпезности президентского дворца ничего не осталось. Буквально все институции страны оказались под обломками автократии. Законодательная и судебная системы страдают от коррупции; экономическая ситуация в стране оставляет желать лучшего, отсутствие стабильности повергло общество в замешательство и отчаяние. Роскошь дворца стала предметом политических споров и дискуссий относительно попытки выстроить автократическую модель государства.

Политический разум подсказывает, что забыть печальный опыт поможет только снос дворца и расположение на этом месте ботанического сада для общественного пользования. Однако растраты бюджетных средств только увеличиваются, новым объектом стало Управление по делам религии, финансовые вливания в эти институции подрывают в первую очередь их легитимность, поднимается запрос на вынесение фетвы. По правде говоря, Эрдоган не терял надежду выбраться из обломков автократии, но его поражение на выборах продемонстрировало то, что только дворец смог уцелеть, но и его прочность вызывает ряд вопросов.

Попытка предоставить премьер-министру Ахмету Давутоглу полномочия председателя ПСР на первый взгляд выглядела вполне серьезно и мотивированно. Объяснялось это тем обстоятельством, что только имя Давутоглу оставалось незапятнанным вследствие интриг вокруг скандала 17/25 декабря. Цель оправдывала средства, поскольку на кону стояло спасение резко падающего авторитета правящей партии. Однако план не оказался успешным лишь по той причине, что Эрдоган злоупотребил достижениями муниципальных выборов 30 марта, а также последовавших в августе президентских выборов. Успех на президентских выборах затмил глаза и подтолкнул Эрдогана к идее создания «турецкой модели автократии». Что же получается, стены президентского дворца мешают услышать послания народа, выразившиеся в доверии к новоизбранном президенту.

Олигархия вокруг государственного устройства поглощает все вокруг, и даже благие помыслы Давутоглу, которые могли бы реализироваться в правильных политических решениях и рациональных экономических реформах, растворились в преобладающих желаниях материальных выгод и в конечном счете привели в тупик. В начале Эрдоган хотел предоставить Давутоглу полную свободу действий, но преобладающее желание оставаться лидером оказалось сильнее прагматики и рациональных расчетов.

Из всего изложенного можно сделать вывод о том, что отсутствие справедливости, нарушения в правовой системе, громкие заявления представителей правительства переполнили чашу терпения — турецкое общество устало от лжи и лицемерия, отказываясь поддержать пустые обещания.