Пролежни российской медицины: пациенты в ужасе от запрета импорта медоборудования

145

Запрет на использование ряда импортных медицинских изделий в больницах нашей страны может серьезно ухудшить положение российских больных.

Сразу несколько пациентских организаций направили письмо Дмитрию Медведеву с просьбой ввести поправки в проект постановления на сей счет. С аналогичной просьбой обратились в Минпромторг и производители иностранного медоборудования, многим из которых скоро придется сказать российскому рынку «до свидания».

Сегодня закончилось обсуждение поправок в разработанный Минпромторгом проект постановления правительства, расширяющий список иностранных медизделий, которых коснутся ограничения при госзакупках. Наши больницы теперь не смогут покупать самые разные приспособления для лечения, реабилитации и диагностики, если у тех есть хотя бы два аналога, которые производятся в России, Армении, Белоруссии или Казахстане.

В списке 101 позиция — компьютерные томографы, рентгендиагностические комплексы, флюорографы, электрокардиографы, медицинская одежда, аппараты УЗИ, дефибрилляторы, перевязочные материалы (бинты, салфетки, пакеты перевязочные), технические средства реабилитации инвалидов (протезы, опоры, трости, костыли, ходунки, матрасы противопролежневые), стерилизаторы, инкубаторы для новорожденных и другая продукция, которая, по мнению Минпромторга, «в необходимом объеме производится в России».

«Продукция отечественных производителей давно признана медицинским сообществом, она надежна и удобна в эксплуатации, — уверена директор Департамента развития фармацевтической и медицинской промышленности Минпромторга Ольга Колотилова. — Если рассматривать имплантируемые медицинские изделия, которыми предлагается дополнить перечень, например клапаны сердца, то в России применяется множество различных как импортных, так и отечественных клапанов. Отечественные клапаны широко применяются в зарубежной кардиохирургии». Колотилова добавляет, что российские компании выпускают широкий спектр раневых повязок и покрытий, которые хорошо себя зарекомендовали. В целом чиновница не сомневается в том, что принятие проекта постановления не повлияет ни на уровень оказания медицинской помощи, ни на доступность медицинских изделий.

А вот другие эксперты так не считают. В своем письме в адрес Дмитрия Медведева организации, занимающиеся помощью больным, попросили не расширять список запрещенных для госзакупок иностранных медицинских изделий. Похожее письмо Ассоциация международных производителей медицинских изделий IMEDA направила в Минпромторг.

Пациентские организации уверены, что вносить такие товары в ограничительный список без экспертизы, которая доказала бы, что российские аналоги действительно такие же по качеству, как и импортные изделия, просто нельзя. В фонде «Б.Э.Л.А» говорят, что детям с буллезным эпидермолизом российские бинты не подойдут: они ведут к нагноениям.

Российские матрасы, которые должны предотвращать появление пролежней, по факту способствуют их образованию. Наши аппараты для искусственной вентиляции легких не могут обеспечить длительную вентиляцию, требующуюся тяжелым больным. А аппаратов для дыхательной поддержки, которые можно использовать на дому, в России и вовсе не производят. А ведь без них не могут жить тысячи больных — например, с хронической обструктивной болезнью легких. «Обновленный перечень недостаточно проработан. Многие группы товаров описаны слишком общо, что приведет к тому, что медицинские организации не смогут закупать более технологичное оборудование, которое не производится в России. Например, инновационные модификации УЗИ-аппаратов», — говорит исполнительный директор IMEDA Сергей Колосов.

Еще один пример — С-дуги, или передвижные хирургические рентгенаппараты, с помощью которых сегодня выполняют различные эндоваскулярные операции (например, установку стентов). Мощность генераторов российских С-дуг, увы, не способна обеспечить бесперебойную работу рентгеноперационных, в которых проводят кардиологические, урологические, нейрохиругические и прочие операции: придется периодически устраивать перерывы на охлаждение трубки. Долгие и сложные операции на таких С-дугах просто не проведешь. А размер поля их обзора, увы, не даст полной картины — а значит, придется повышать дозу рентгеноблучения и увеличивать время вмешательства или исследования.

Директор фонда «Здоровье», член Общественной палаты и Общества врачей России Эдуард Гаврилов считает, что ограничение закупок иностранной продукции должно обязательно сопровождаться усилением контроля качества за отечественными медизделиями. Однако, как считает эксперт, пока эффективного контроля нет. Например, процедура регистрации наших медизделий абсолютно непрозрачна.

«Проводятся дорегистрационные исследования и испытания медицинских изделий, но потом, при регистрации, эти результаты не перепроверяются. Экспертиза только документальная, образец изделия не представляется, а затем, уже в ходе эксплуатации, например, возникают неблагоприятные ситуации, которые приводят к вреду для здоровья человека, развитию осложнений, требующих медицинского вмешательства. Полагаю, что Росздравнадзор должен автоматически приостанавливать действие регистрации бракованных или опасных медизделий с размещением информации на официальном сайте службы», — говорит Гаврилов.

— В пояснительной записке к проекту постановления говорится, что ограничение допуска необходимо для обеспечения конкуренции. Но каким образом запрет может обеспечить конкуренцию? Он может ее только снизить, — недоумевает Сергей Колосов. — При этом постановление, в которое сейчас вносятся поправки, было принято всего полгода назад, и до сих пор не было проведено анализа последствий его принятия, не было изучено мнение профессионального медицинского сообщества на сей счет. Мы считаем, что ставить сейчас вопрос о расширении перечня медизделий, попадающих под ограничения, как минимум преждевременно.

Но в Минпромторге другое представление о ситуации. Там напоминают, что, согласно принятой еще 2009 году Стратегии развития фармацевтической и медицинской промышленности до 2020 года, российские медизделия должны занять 40% нашего рынка (сегодня их не более 10%). «Все наши инициативы направлены на достижение этих целей», — говорят в Минпромторге. Качество жизни российских пациентов чиновников, похоже, волнует гораздо меньше.