Теракт в Анкаре: конец мечты о «ближневосточной Швейцарии»

155

Ещё совсем недавно Турция заявляла о себе, как об «острове стабильности» в ближневосточном регионе, охваченном огнём «арабской весны».

А ещё раньше, когда кровавого «межсезонья» не было и в помине, мало кто ставил под сомнение претензии страны на роль «моста между Востоком и Западом» и «перекрестка цивилизаций». Теперь это в прошлом. Теракт в Анкаре, произошедший 10 октября - далеко не единственный за последние годы.

Был 2013 год и город Рейханлы на юго-востоке страны, где в результате взрывов двух заминированных автомобилей погибло 52 человека и было ранено 146. Июль уже этого года и взрыв смертника в городе Суруч унёс жизни 32 человек. Череда терактов в стране нерешённого «кудрского вопроса» тянется практически непрерывно уже не одно десятилетие.

И вот теперь очередь дошла до столицы страны, Анкары. Сдвоенный взрыв, приведённый в исполнение в месте сбора участников митинга в преддверии парламентских выборов, намеченных на 1 ноября, привёл к гибели 95 человек. Состояние сорока восьми оценивается как критическое. Ещё 246 получили ранения различной степени тяжести. В стране объявлен трёхдневный траур.

Страну захлестнули эмоции. Несмотря на заверения Министерства здравоохранения в том, что в Анкаре достаточно донорской крови, массы добровольцев хлынули к пунктам приёма. На улицы городов страны, включая Стамбул, Измир, Манису, вышли толпы негодующих людей. Не в силах предъявить счёт организаторам зверства, их боль и горечь обратилась в сторону властей. Требования об отставке правительства звучали по всей Турции.

Завертелась бесконечная круговерть звонков, телеграмм, осуждений и соболезнований из-за рубежа. В стороне не остался никто. Люди жадно вслушиваются в заявления президента Реджепа Тайипа Эрдогана и премьер-министра Ахмета Давутоглу, выступления членов кабмина, взаимные упрёки и обвинения политиков, многочасовые рассуждения аналитиков, пытаясь найти ответы на базовые вопросы «кто это сделал?» и «как такое стало возможным?». Буквально ловят выражения лиц и жесты. Здесь нет преувеличения: ярость вызвала улыбка министра юстиции, лишь мелькнувшая на его лице, в ответ на вопрос о возможности отставки министра внутренних дел.

Хотелось бы написать, что терактом в Анкаре «ход нормальной жизни в стране был прерван». Несмотря на всю тяжесть случившегося, это бы означало, что она, нормальная жизнь, была и то, что произошло – это трагическое отклонение, от которого в современном мире не застрахован никто, нигде и никогда. И это было бы неправдой.

Турецкая Республика, построенная в 1923 году по унитарному, то есть мононациональному принципу «одно государство – один народ», на протяжении десятилетий не может договориться с курдским меньшинством страны. Недавняя попытка, предпринятая правящей Партией справедливости и развития, подступиться к «курдскому вопросу» закончилась очередным провалом. Восточные и юго-восточные регионы снова стали зоной чрезвычайного положения.

Страна, забыв о продекларированном основателем и первым президентом республики Мустафой Кемалем Ататюрком принципе «мир в стране, мир во всем мире», увлекшись идеями нового османизма и мусульманского братства, самым активным образом вмешалась в события «арабской весны» и оказалась в ряду тех, кто «разворошил муравейник» в странах Северной Африки и Ближнего Востока.

Толпы беженцев наводнили страну, у которой нет «аварийного клапана», чтобы сбросить давление. В Европу прорывается лишь малая доля тех, кто в итоге оседает в стране. Согласно официальной статистике их около 2 млн, по неофициальным данным – около 3 млн.

Некоторое время назад нашу страну всколыхнула новость о Варваре Карауловой. Открою секрет Полишинеля. В Турции на такую новость никто и бровью не повёл, потому что страна вместо того, чтобы быть перекрёстком цивилизаций - «ближневосточной Швейцарией», зарабатывающей дивиденды от своего географического положения и нейтралитета – стала тренировочной базой и местом отдыха для «оппозиционеров» всех мастей. Язык сломаешь перечислять названия всех группировок, разной степени «радикальности» и «умеренности», потоком идущих в Сирию и из Сирии через Турцию.

Кто организатор теракта в Анкаре? Курды? Беженцы? Джихадисты? Ответственность на себя пока никто не взял. Рабочая партия Курдистана до настоящего времени не атаковала гражданское население и, согласно заявлению, распространённому за несколько дней до теракта в Анкаре, собиралась 11 октября официально и в одностороннем порядке объявить перемирие вплоть до парламентских выборов 1 ноября.

Случайно ли, что теракт произошёл за три недели до парламентских выборов? Имеет ли значение тот факт, что прокурдская Партия демократии народов, кардинально изменившая политический расклад на предыдущих выборах 7 июня, согласно данным предварительных опросов, и в этот раз шла с убедительным результатом? Теперь партия может оказаться персоной «нон-грата» на внутриполитической площадке.

А гражданская война в Сирии, в которую Россия прямо вмешалась, спутав карты «друзьям Сирии»? Могла кому-то потребоваться провокация, скажем, в контексте заявления НАТО о блоковой солидарности с Турцией и готовности направить части быстрого реагирования для защиты её границ? Или того хуже, в качестве повода для начала наземной операции в Сирии? Конечно, конспирология, но было и 11 сентября.

Ответов пока нет, лишь продолжают поступать новые вопросы, поэтому ограничимся цитатой из вчерашнего выступления одного турецкого журналиста: «На Ближнем Востоке это происходит каждый день. К примеру, в Ираке: тут 60, там 100 человек. Мы тоже ближневосточная страна». Почему-то, это заявление в Турции охарактеризовали, как скандальное. А, что Турция – не Ближний Восток?