Наумкин: Турция желала ослабить курдский сепаратизм с помощью ИГИЛ

223

Научный руководитель Института востоковедения РАН Виталий Наумкин в интервью ИА Джихан рассказал о том, чем обернулось для Турции попустительство в отношении ИГИЛ и иностранных наемников, попадающих в Сирию через её территорию. Он также поделился своим видением роли России в политическом урегулировании сирийской проблемы.

МК-Турция продолжает публикацию частей интервью ИА "Джихан" с научным руководителем Института востоковедения РАН Виталием Наумкиным.

- Мы наблюдаем некоторые ошибки, которые совершила Турция в отношении сирийского конфликта. Может, именно они стали причиной того, что сейчас творится в Турции?

У меня есть серьёзные критические замечания, касающиеся политики по сирийскому кризису. Во многом они связаны с попустительством тем иностранным наёмникам и джихадистам, которые пробираются в Сирию через территорию Турции для того, чтобы принять участие в так называемом джихаде. Мы знаем, что настоящий джихад на самом деле не имеет ничего общего с теми террористическими актами, которые они совершают.

Наумкин В.

Зачем нам пугать Турцию, когда мы заинтересованы в сохранении добрососедских отношений. Турция – один из основных партнёров России.

Виталий Наумкин Научный руководитель Института востоковедения РАН

Ну разве можно считать джихадом то, что было сделано в Турции. Этот страшный акт, в котором пострадали дети, женщины, пострадали сами же мусульмане – какой же это джихад? Джихад – это борьба с самим собой для того, чтобы стать достойным тех высоких идеалов, которые несёт религия. А мы видим противоположное. И вот, к сожалению, налицо такое попустительство в отношении притока людей – совсем не лучших, а худших людей, – которые попали под пресс вербовки этих самых игиловцев, боевиков так называемого Исламского государства. Так называемого – потому что это и не государство и не ислам. Боевики завербовали этих людей, подчинили их себе – кого-то купили, кого-то обманули.

И вот эти люди, которых ведёт жажда наживы или это страшное искажённое восприятие действительности, религии – они, к сожалению, в большинстве своем попали в Сирию через территорию Турции. Возможно, Турция, желая ослабить курдский сепаратизм, в какой-то степени пыталась использовать исламистов, но сегодня она сама оказалась жертвой этого страшного исламизма. И, наверное, если бы с самого начала против этого исламизма велась борьба жесткими методами, если бы был поставлен заслон этим джихадистам-террористам и не стояла задача свержения режима Асада любой ценой, всё бы могло сложиться иначе.

- Какова роль Асада в вопросе Сирии?

Асада никто не идеализирует, никто не говорит, что он идеальный правитель, не допускающий ошибок. Но всё дело в том, что в реальности политики должны уметь выделить главное зло, с которым нужно бороться, как это было во время Второй мировой войны, когда Запад не имел никаких иллюзий по поводу режима Сталина, но сотрудничал с Советским Союзом в борьбе против нацизма. И Сталин был партнёром, а Рузвельт и Черчилль даже были с ним в хороших отношениях и решали вопросы конструктивно для того, чтобы избавить мир от фашизма. Разве сегодня нельзя нам объединиться и сотрудничать с сирийской армией с сирийским правительством ради того, чтобы покончить с этим злом? А уже потом помочь сирийскому народу добиваться политического регулирования.

Сирия сегодня разобщена. Там есть люди, которые целиком поддерживают Асада, и есть люди, которые выступают против него, а также есть те, которые все еще сомневаются. Там очень много разных групп населения. Одни видят единственную защиту в лице Асада и его правительства, другие считают, что это не так. Общество разделено, расколото. Единственный путь к решению проблемы — это мирные переговоры, это диалог с теми, кто есть реально там, на месте. Ведь и Израиль считал Ясира Арафата террористом, а потом они пришли к выводу, что надо с ним сотрудничать, договариваться. Они сели за стол переговоров, и Арафат пошел на уступки. Они договорились будучи врагами.

- Каковы намерения России?

Сегодня, если будет продолжаться конфликт между теми, кто мог бы сотрудничать в борьбе с терроризмом, результаты будут плачевными. Поэтому мы, Россия, призываем всех объединиться – Турцию, Саудовскую Аравию, Катар, США и Европу. Смотрите, что сегодня происходит в Европе в связи с притоком беженцев. Нам нужно объединяться, а не разделяться. И это доказывают те ужасные теракты. У нас в Москве недавно, буквально вчера, раскрыли ячейку террористов, которые также хотели совершить страшный теракт. Они были арестованы. Наши органы правопорядка сумели остановить их. У них на квартире было найдено большое количество взрывчатки. Поэтому надо объединять усилия, сотрудничать со всеми, кто борется с терроризмом.

Наумкин

Москва не считает «Сирийскую свободную армию» террористической организацией. Российские самолеты бомбят позиции таких террористических группировок, как ИГИЛ и Аль-Нусра.

Виталий Наумкин Научный руководитель Института востоковедения РАН

- Мы наблюдаем за тем, как террористические силы зарабатывают на нефти. Мы часто слышим о том, какое оружие они используют. Есть также заявления, что и через Турцию переправляются террористы. Может, этого бы не было, если бы страны-соседи всерьез взялись за борьбу с террористическими группировками? Америка уже больше года проводит операции в Сирии, но никаких результатов мы не видели. И только после того как Россия вступила в боевые действия, мы действительно увидели значительные результаты. Может, есть проблемы с намерением? Может, на самом деле США не борются с террористами?

У меня, конечно, нет оснований кого-то в чем-то обвинять. Но факт остаётся фактом: за то длительное время, в течение которого Америка ведет боевые действия, никакого серьёзного ущерба террористам она так и не нанесла. А каковы результаты подготовки так называемой умеренной оппозиции, на которую потратили 500 млн долларов? А в результате осталось 4–5 человек, которые реально могут вести борьбу. Мы здесь шутим: если получается, что на подготовку одного бойца они тратят 100 млн, то пусть бы и другим давали столько же, набралось бы много желающих. Но не получается этого, значит, это неправильный путь. Мы знаем, как много оружия поставляется умеренной оппозиции, а потом оно переходит в руки террористов, к сожалению.

Я не хочу влезать ни в наши, ни в ваши (Турции) внутренние дела, подвергать что-то сомнению. Но нам хорошо известны те скандалы, которые разразились в Турции вокруг некоторых агентств и организаций, причастных к переброске оружия экстремистам. Было это, не было – решать Турции. Но по этим скандалам можно проследить за тем, как разворачиваются дебаты и споры в турецком обществе. И понятно, что экстремисты переходят через территорию Турции в Сирию и вносят свой вклад в дестабилизацию ситуации. Сейчас очень важно нам всем сплотиться для того, чтобы попытаться поставить заслон этим экстремистам. Некоторые страны говорят о том, что якобы через территорию Турции идет контрабанда нефтью и ИГИЛ получает от этого финансирование. Есть информация о том, что ИГИЛ незаконно торгует предметами искусства, которые добываются из археологических раскопок и захваченных археологических памятников. Торговля идет на подпольных рынках антиквариата. А кто за всем этим стоит?

- Кто, по-вашему, занимается такого рода торговлей?

Я думаю, что есть какие-то подпольные торговцы, торговые сети, которые этим занимаются. Но в любом государстве существуют правоохранительные органы, которые должны поставить заслон этому, которые должны с этим бороться. Но, видимо, не достаточно борются, как мне кажется. Что касается США, возможно, они и не хотят по-настоящему уничтожать ИГИЛ, потому что не получается у них.

А то что касается России – да, мы действуем сегодня довольно точно. Надо сказать, что, слава Богу, слава Аллаху, все наши удары достигли цели. Против России ведется информационная война, утверждают, что жертвами наших налетов стало мирное население. Тем не менее никто не предоставил ни одного доказательства. Фактов нет, только какая-то искаженная информация, поддельные фотографии… А теперь посмотрите, что сделали американцы. Налет на штаб-квартиру «Врачей без границ» в Афганистане, где погибли невинные люди. А что сделала Арабская коалиция в Йемене, где разбомбили свадьбу и погибло 130 человек.

У нас такого нет, наши лётчики, наша авиация действуют очень точно. У нас высокоточное оружие. В наших операциях мы пользуемся данными, поступающими от сирийской армии и разведки, но они всегда перепроверяются. Наши военные не наносят удары по тем объектам, которые указывают нам сирийцы. Удары ведутся только по позициям террористических организаций, а не всех подряд оппозиционеров. Более того, Россия постоянно заявляет, что все проводимые ей операции осуществляются для того, чтобы расчистить поле для политического урегулирования, чтобы освободить и очистить эту территорию. И тогда можно будет давить на конфликтующие стороны, чтобы они пришли к какому-то консенсусу и обеспечили примирение.

30 июня 2012 года мы подписали Женевское коммюнике о переходном периоде. И мы, наши дипломаты, будем в этом направлении работать. Более того, Россия не намерена задерживаться в Сирии. Эта операция будет короткой по времени, не будет наземных операций. Мы не собираемся вводить туда войска. Всё, что сегодня делается, делается в интересах и во благо всего исламского мира и всех нас. И во благо суннитов. У нас большая суннитская община, большинство наших мусульман сунниты. И они поддерживают это, потому что понимают, что ИГИЛ – террористы, «Фронт ан-Нусра» и «Аль-Каида» – это враги, прежде всего, самих мусульман.

ВН

Россия предлагает определенные варианты трансформации через переговоры. Москва хочет, чтобы стороны сели за стол переговоров и обсудили формулу трансформации, которая в конце концов приведет к конституционной реформе.

Виталий Наумкин Научный руководитель Института востоковедения РАН

- Как вы думаете, провоцирует ли кто-то извне террор, который мы наблюдаем в Сирии? И использует ли кто-то силы внутри страны для того, чтобы породить насилие?

Мне кажется, что внешние факторы очень сильны в ситуации с Сирией. Безусловно, существует некий интернациональный терроризм. Различные террористические сети – это «Аль-Кайда», это те, кто сегодня поддерживают так называемый ИГИЛ, это различные радикальные группировки, которые вообще хотят изменить весь мир по своему образцу, создать халифат. Они, конечно, влияют на ситуацию и воспользовались расколом, который произошел в сирийском обществе.

Поначалу конфликт в Сирии не имел такого террористического компонента, но как только началась гражданская война, террористы воспользовались ситуацией и взяли протестное движение под свой полный контроль. И тут уже начали действовать зарубежные, западные спонсоры, которые хотят ослабить не только Сирию, свергнуть там режим, но которые хотят и Турцию ослабить. Это совершенно очевидно, что есть силы, которым не выгодны мощные, развитые государства в этом регионе. Они хотят дёргать за ниточки, чтобы проводить в жизнь свои геополитические планы.

Я думаю, что здесь надо очень внимательно отслеживать тех, кто хочет превратить ислам в какой-то жупел. В такое слово, которым можно пугать людей, разжигать исламофобию. Исламофобия есть сегодня в Европе, у нас ее нет, мы очень хорошо и мирно живём. Но вот эти джихадисты-террористы, которые взрывают и убивают, – они портят имидж ислама, к сожалению. И вместо того чтобы способствовать торжеству ислама, его продвижению, они способствуют исламофобии и тому, что сейчас творится. Посмотрите на исламский мир. Насколько ослаб его потенциал из-за того, что Ближний Восток воспринимается сегодня как регион, откуда исходят корни терроризма, экстремизма и человеконенавистнических идеологий.