Партия справедливости и развития восстанавливает утраченные позиции в Турции

133

Пять месяцев, прошедших между регулярными парламентскими выборами в Турецкой Республике и повторными, состоявшимися накануне, 1 ноября, выявили заметные изменения в настроениях турецких избирателей.

Партия справедливости и развития (ПСР) президента страны Реджепа Тайипа Эрдогана и премьер-министра Ахмета Давутоглу, оказавшаяся после выборов 7 июня на грани политического выживания, делает сильный «кам бэк» и вновь, уже четвертый раз подряд, получает право на формирование однопартийного правительства. Этим ПСР ставит очередной национальный рекорд по продолжительности непрерывного нахождения у власти.

Выражая то же самое, но скупым языком статистики: согласно предварительным данным, доля избирателей, отдавших свои голоса в пользу ПСР, по сравнению с 7 июня увеличилась радикально - с 40,9% до 49,4%. В абсолютном выражении это означает получение партией Эрдогана 315 или 316 депутатских мандатов, вместо 256, в 550-ти местном Меджлисе. Напомним, что для формирования однопартийного правительства требуется наличие простого большинства, то есть представительства из 276 депутатов.

Буквально вплоть до дня голосования рассуждения аналитиков крутились вокруг того, насколько близко ПСР окажется к заветной отметке, по ту или другую сторону. При этом подразумевалось, что «бак пробит, хвост горит, но машина летит на честном слове и на одном крыле». Предпочтение в массе своей отдавалось повторению сценария 7 июня с невозможностью формирования однопартийного правительства и необходимостью вхождения ПСРовцев в коалицию с кем-либо из оппозиционных движений. Встречалось и проявление великодушия, мол, правительство только из оппозиционных партий и совсем без эрдогановцев, представляющих, так или иначе, заметный срез общества, будет нерепрезентативным и недемократичным...

Воскресная оппозиционная пресса в день выборов не без едкости вспоминала, что ровно 93 года назад, 1 ноября 1922 г., в нарождающейся Турецкой Республике был упразднён султанат. Для не очень искушённых в тонкостях местной политической сатиры поясним, что ярлыки «султана», «падишаха» и «диктатора» оппозиция давно и прочно закрепила за президентом Эрдоганом. Так что, воскресенье 1 ноября 2015 года должно было стать, по мнению памфлетистов, исторической датой на турецком перекидном календаре - днём окончательной утраты Эрдоганом и Партией справедливости и развития своей монополии на власть и уходом их в политическое небытие.

Но, если результаты выборов 7 июня стали шоком для Эрдогана и правящей партии, то 1 ноября контрастный оздоровительный душ приняла оппозиция. Теперь настал уже их черед сразу после оглашения предварительных результатов, без громких заявлений и бурных отмечаний, покинуть свои штаб-квартиры и избирательные штабы, выключить свет и тихо-мирно разойтись по домам.

Впрочем, как оппозиции рано огорчаться, так и Партии справедливости и развития рано радоваться. Просто потому, что получение простого большинства в Парламенте для Реджепа Тайипа Эрдогана – «минимум миниморум», позволяющий сформировать однопартийное правительство, но не дающий возможность превратить Турцию в президентскую Республику. Для того, чтобы вынести проект нового Основного закона на всенародное волеизъявление требовалось 330 депутатских кресел. А ещё лучше обзавестить 367 мандатами и всё решить голосованием в Меджлисе. Оба эти сценария были бы возможны в случае, если кто-либо из трёх главных оппозиционных партий провалился и не преодолел десятипроцентный избирательный барьер. Это, кстати, почти произошло: прокурдская Партия демократии народов буквально в последний момент вскочила на подножку уходящего поезда.

Однако, история не знает сослагательного наклонения, а Турция получает четырёхпартийный Парламент с многочисленной оппозицией, которая и так несговорчива, а тут ещё и раздосадована поражением в тот самый момент, когда окончательная и бесповоротная победа казалась такой близкой.

Какой-такой «живой воды» выпила накануне выборов Партия справедливости и развития, считавшаяся ещё вчера политическим «трупом», а по факту заметно прибавившая практически во всех регионах страны? Ближайшие дни и недели в Турции, очевидно, будут посвящены поиску ответа на этот вопрос. Однако, основные ингредиенты «коктейля Эрдогана» можно назвать уже сейчас.

В основе смеси – страх в турецком обществе перед политической и экономической нестабильностью, обострившийся в последние месяцы. Стабильность, как стало понятно, по-прежнему, ассоциируется с однопартийным, а не с коалиционным правительством.

Далее, сворачивание процесса мирного урегулирования с Рабочей партией Курдистана и оттягивание на себя голосов националистически настроенных избирателей. Именно националисты, в лице Партии националистического движения (ПНД), потеряли 1 ноября наибольшее количество голосов избирателей. Этому, безусловно, поспособствовал переход в Партию справедливости и развития Тугрула Тюркеша - сына основателя ПНД Алпарслана Тюркеша, печально знаменитого своими ультра правыми, не сказать фашистскими, взглядами. То, что националисты отказались после выборов 7 июня от любых переговоров по коалиции, последовательно исполняя роль «мыши, надувшейся на крупу», не прибавило им популярности у избирателя.

Партии демократии народов так и не удалось избавиться от образа партийного движения, представляющего не всю страну, а лишь её курдское меньшинство. Более того, к ней просто прирос имидж политического крыла Рабочей партии Курдистана, запрещённой в Турции террористической группировки. Эскалация напряжённости на востоке и юго-востоке страны лишь подлила масла в огонь.

Про главную оппозиционную силу страны, Народно-республиканскую партию, практически не изменившую свою предыдущий результат, и сказать в общем-то нечего, кроме того, что она, вкупе со своим лидером Кемалем Кылычдароглу, отличается ну просто удивительной беззубостью. Что должно быть, тем более, досадно для старейшего политического движения страны, основанного ещё самим Ататюрком.

Приправой к «коктейлю» стали высказывания западных политиков и публикации в зарубежной прессе, торжествующие вот уже не одну неделю по поводу предстоящего ухода партии Эрдогана. Партии удалось обратить их в свою пользу, представив турецкому избирателю в духе теории заговора иностранных агентов, не желающих, дескать, сильной Турции. Которая суть есть Турция Реджепа Тайипа Эрдогана. Короче, «Эрдоган – навсегда!» и «без Эрдогана не было бы Турции».

Проблема заключается лишь в том, что, когда отгремят победные реляции и фанфары, будут просверлены все дырки и розданы все медали «за взятие Турции», а также с победной речью президент Эрдоган выступит в Анталии перед Большой двадцаткой, утерев носы своим противникам, как в стране, так и за её пределами, «авгиевы конюшни», в которые превратилась Турция, победителям всё же придётся расчищать. Задача - не из лёгких, надо сказать. Про возвращение страны на траекторию роста пока не говорим. Преждевременно.

А может быть провести третьи подряд перевыборы? Там, глядишь, и на президентскую Республику голосов наберётся...