Когда помирятся Россия и Турция?

1240

Увлекшись откровенной критикой Эрдогана, мы рискуем упустить несколько принципиальных моментов, касающихся самих себя.

Когда следует ожидать нормализации отношений между Россией и Турцией? Ответ на этот вопрос имеет простой рифмованный ответ «тогда!». Три ключевых слова, а именно «извинения», «виновные» и «компенсация», отлично известны всем по обе стороны Черного моря. Принципиальная позиция руководства России исключает любую двусмысленность: до удовлетворения российских требований, озвученных со всех возможных трибун и площадок, период безвременья в российско-турецких отношениях будет продолжаться.

Подспудно при этом считается, что Турция, которую Россия «кормила» двадцать пять лет новейшей истории отношений, зависит от поступлений валютной выручки за реализуемые в нашей стране продукцию и услуги, как минимум в не меньшей мере, чем от поставок российских энергоносителей. Продолжая эту мысль, не лишены логики рассуждения о том, что несущий убытки турецкий бизнес будет оказывать растущее давление на свое руководство, требуя налаживания отношений со вчерашним «стратегическим и многоплановым» партнером.

Однако с момента трагического инцидента прошло уже более четырех месяцев, а, вопреки теории, никто из многочисленных бизнес-ассоциаций Турции не принял ни одного официального заявления, осуждающего атаку на российский самолет.

Конечно, можно говорить о том, что 2016 год только начинается и цыплят по осени считают. Можно иронизировать по поводу отчаянных попыток Турции заместить 4,5 миллиона потерянных российских туристов китайцами, иранцами, израильтянами и даже украинцами и спасти тем самым пошатнувшуюся индустрию туризма и вместе с ней смежные отрасли. Или же говорить о том, что миллиардный российский сельскохозяйственный рынок, быстро заполняемый конкурентами, для турецких фермеров потерян практически безвозвратно.

Конечно, без турецких строителей и инвесторов Россия совсем обойтись не может, наглядным свидетельством чему является список из пятидесяти с лишком компаний, которым дают возможность завершить ранее заключенные сделки. Однако упущенная выгода от неполучения новых проектов такова, что «локомотивы» турецкой экономики, которым предлагают искать новую работу в далеких Латинской Америке и Африке, должны хвататься за голову и срочно требовать у турецкого президента личной аудиенции.

Должны, но не хватаются и не требуют. Почему так?

Ответ прост, близок и понятен российским читателям: вертикаль власти в Турецкой Республике ныне выстроена таким образом, что даже самые оппозиционно, либерально-демократически, светски, пророссийски (нужное подчеркнуть) настроенные представители делового сообщества знают, где натянуты красные флажки, и предпочитают обходить их стороной.

Можно не сомневаться в том, что крупным компаниям из пресловутого «ближнего круга» потери на российском рынке будут компенсированы через госзаказ, льготные кредиты или налоговые послабления. Что же до среднего и, уж тем более, малого бизнеса, то они — расходный материал, «ракетная ступень», что в России, что в Турции, за счет которого государство и игроки покрупнее традиционно решают свои проблемы, даже в благополучные времена. Что же говорить про времена нынешние?

Так что, как говорят парашютисты, «ниже восьмисот метров друзей нет!», имея в виду, что при наступлении форс-мажора каждый остается сам за себя и выгребает по отдельности, как может. Все, что остается турецким бизнесменам средней руки в нынешней ситуации, — не поднимая волны и без лишних слов пытаться минимизировать убытки, полагаясь на свое знание российских «входов-выходов» и на природную смекалку. В частности, совсем не секрет, что многие из них начали проявлять интерес к возможности получения российского гражданства.

Констатируем: турецкие деловые круги, вопреки российским ожиданиям, пока заняли выжидательную позицию до наступления ясности на политическом уровне. Однако на этом самом политическом уровне наблюдается яркая иллюстрация случая «нашла коса на камень».

В России отлично отдают себе отчет в том, что ожидать от Эрдогана полной сатисфакции не приходится. В отечественных СМИ тиражируется любая информация, работающая на ту версию, что Эрдоган и «Партия справедливости и развития» до очередных выборов в 2019 году попросту не дотянут. В эту «копилку» складывается все без особого разбора — от обострившегося конфликта с курдским меньшинством страны до состояния здоровья турецкого президента, в свое время с помощью западных специалистов остановившего рак.

Наши СМИ не упускают случая подчеркнуть, что турецкий президент не только стал нерукопожатным в Кремле, но его не сильно любят и на Западе. В той же Европе, которую турки «по-хулигански шантажируют» сирийскими беженцами, или в США, с которыми не удалось договориться по курдскому вопросу и где Эрдогану оказали на днях подчеркнуто прохладный прием.

И, в общем-то, ни с чем из этого не поспоришь. Однако, увлекшись откровенным выцеливанием проштрафившегося перед Россией Эрдогана, мы рискуем упустить несколько принципиальных моментов, касающихся самих себя и собственного положения.

Реджепа Тайипа Эрдогана на Западе не слишком любят — это факт. А положа руку на сердце нашего президента сильно любят?

Но внимание! Принципиальное отличие: Турецкую Республику и ее новоосманских амбиций больше не боятся. А вот Российскую Федерацию, которой настойчиво приписывают продолжающуюся после развала СССР «постимперскую ломку», боялись и боятся на полном серьезе.

И если кому-то из нас, бог знает зачем, нужно признание Запада — здесь кроется ответ на вопрос, кто в итоге, Россия или Турция, победит в соцсоревновании за «любовь», а точнее, за «меньшую нелюбовь» со стороны зарубежных «партнеров». А заодно проливает свет на то, кого будут просто осаживать как зарвавшегося школяра, а кого изолировать и загонять по периметру вглубь евразийского континента всеми доступными силами и средствами.

Итак, действующий президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, упорствующий в своем нежелании извиняться перед Россией, нужен Западу хотя бы затем, чтобы не вернулся к жизни замаячивший было призрак российско-турецкой дружбы и российско-турецкой стратегической оси «север — юг». Преемникам легче открещиваться и сваливать вину на предшественников, чем последним извиняться, роняя свой имидж в глазах избирателей. А налаживание отношений с Россией — то, с чего вполне может начать следующий президент Турецкой Республики после своего прихода во власть.

За истекшие месяцы кризиса между Россией и Турцией многие россияне стали тюркологами поневоле. Мы пристально, чуть ли не ежедневно следим за процессами, происходящими в Турции, и со знанием дела можем доказать, что под Реджепом Тайипом Эрдоганом с нарастающей амплитудой уже шатается президентское кресло.

Однако и турки, включая профессиональных аналитиков, следят за развитием ситуации в России. В Турции в курсе про падение цен на нефть, про трещащий по швам российский бюджет и про негативные последствия для отечественной экономики западных санкций. Диагноз, поставленный на днях Российской Федерации независимым турецким экспертным сообществом, отнюдь не питающим иллюзий по поводу нынешнего курса собственной страны, звучит следующим образом: экономика, основанная на ренте, трудновосполнимое технологическое отставание и запредельный уровень коррупции. Плюс сюда же: стареющее население страны и балансирующие на грани системы образования и здравоохранения. Надо ли к этому еще что-то добавлять?

Не потому ли случился выстрел 24 ноября, что турецкое руководство решило, что по состоянию на 2015 год российский самолет уже можно сбить? Совершенно неважно, было ли принято решение под влиянием эмоционального фактора или по совету бездарных аналитиков, привело ли оно к ожидаемому результату или нет. Главное, что это было признано допустимым.

Помнят турки и про думские выборы в России в 2016 году... И ирония заключается в том, что, так же как и российское руководство в отношении Турции, турецкие правители настойчиво ищут ответ на вопрос: насколько устойчива действующая власть в России? Но, в отличие от увлекшейся теледебатами России, делается это без излишней шумихи, на уровне аналитического сообщества.

В этом свете не стоит переоценивать ни факт задержания в Измире лидера «Серых волков» Альпарслана Челика, ранее взявшего на себя ответственность за гибель российского пилота, ни очередное заявление президента Турции Эрдогана относительно того, что российско-турецкий диалог пора налаживать. Это обычные пробные шары, призванные определить готовность российского руководства «подвинуться» и снизить планку требований. Влияет ли на перспективы российско-турецких отношений вывод части ВКС из Сирии? Ничуть не бывало, поскольку ничего принципиально не поменялось.

В 2016 году России предстоит серьезная «контрольная работа», которая выявит, способна ли страна сосредоточиться и найти выход из нынешней ситуации. И если России удастся преодолеть этот далеко не самый простой отрезок пути, то не исключено, что в будущем мы услышим извинения, заверения в братстве и дружбе народов, а заодно и про мир во всем мире. А от кого прозвучат эти «извинения», от Обамы, Меркель, Эрдогана или от их последователей, да и прозвучат ли вообще — это совершенно неважно, если Российская Федерация будет твердо и уверенно стоять на ногах.