Guardian: Эрдогана уничтожат амбиции Турции по вступлению в ЕС

267

Сторонники «Брексита» заявляли, что к 2020 году Турция может вступить в ЕС. Если такие шансы и были, то в среду они улетучились — после того, как президент страны Реджеп Тайип Эрдоган подписал новый драконовский закон, который фактически разрушил любые представления о том, что его страна — действующая демократия западного образца.

Согласно правилам ЕС 1993 года, известным как Копенгагенские критерии, все государства-кандидаты должны придерживаться системы демократического управления и соблюдать другие основные принципы, такие как верховенство закона, прав человека, свободы слова и защиты меньшинств.

Турция пытается соответствовать этим стандартам. Ожидается, что они уничтожат парламентскую оппозицию, которая выступает против правящей нео-исламистской партии Эрдогана (Партия справедливости и развития). Новые меры позволят преследовать антиправительственных депутатов по политическим мотивам. Основная цель — прокурдская Демократическая партия народов (ДПН), которую Эрдоган обвиняет в причастности к терроризму, но под угрозой оказались и другие оппозиционные партии.

Подписав новый закон, Эрдоган, назвавший ЕС «христианским клубом», лишил Турцию шанса на вступление в блок в обозримом будущем. Критики говорят, что, возможно, таким образом он покончил со светской демократией в Турции и подготовил почву для активизации вооруженного конфликта с курдскими группами.

Эрдоган предпринял такие меры на фоне усугубившегося конфликта между силами безопасности Турции и боевиками, принадлежащими к запрещенной законом Рабочей партии Курдистана (РПК) и ее радикальным ответвлениям. Во вторник в центре Стамбула взорвался начиненный взрывчаткой автомобиль, погибли 11 человек, многие были тяжело ранены. В среду РПК обвинили в смертельной бомбардировке в провинции Мардин. Официально новый закон называют жизненно важным для борьбы с терроризмом, но многие считают, что он откроет путь для внесения спорных поправок Эрдогана в конституцию Турции и поможет ему получить больше полномочий, оставаясь на посту президента.

Для принятия этих изменений необходимо две трети голосов в парламенте. ДПН, которая отрицает любые связи с РПК, − третья по величине партия в парламенте (59 депутатов). Ее неожиданный успех на первых всеобщих выборах в прошлом году стал причиной того, что ПСР ненадолго потеряла контроль в парламенте. Эта неудача взбесила Эрдогана, что привело к эскалации конфронтации с РПК. Руководство и сторонники ДПН часто сталкивались с запугиваниями и преследованиями со стороны полиции, некоторые из них были заключены в тюрьму за словесную поддержку прав курдов. В настоящее время под следствием находится 101 депутат из ДПН и главной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП).

Лидеры ДПН полагают, что после снятия неприкосновенности большинство, если не все депутаты, которые находятся под следствием, могут оказаться в тюрьме. Учитывая прошлый опыт, можно предположить, что будут и дополнительные меры со стороны президента. Вероятно, преследованиям подвергнутся и другие депутаты и партии, это обессилит парламентскую оппозицию и уничтожит то, что осталось от турецкой демократической системы «сдержек и противовесов».

Сопредседатели ДПН Селяхаттин Демирташ и Фиген Юксекдаг, которых обвиняют в поддержке терроризма, поклялись сражаться в парламенте «до конца». Помимо спорной расправы в курдских районах на востоке и юго-востоке страны, Эрдоган приказал закрыть газеты и другие СМИ, подверг уголовному преследованию ведущих редакторов и журналистов, призывал мусульманских женщин отказаться от карьеры и рожать больше детей.

Теперь новый закон может привести к тому, что и без того обреченные переговоры о вступлении Турции в ЕС будут отложены на долгое время. Европейский парламент недавно выразил глубокую обеспокоенность по поводу «серьезных отклонений» в Турции в вопросе прав и свободы прессы, такая антидемократическая тенденция сложилась под председательством Эрдогана.

Правительства стран ЕС при поддержке США оказывали давление на Эрдогана, чтобы заставить его отказаться от своей кампании против курдов. Ангела Меркель, канцлер Германии, заключившая сделку с Анкарой по вопросу сирийских мигрантов, столкнулась с резкой критикой после того, как закрыла глаза на преследования Эрдоганом немецкого комика за якобы оскорбительные высказывания. Последние действия Эрдогана ставят под угрозу и без того шаткое соглашение. Если оно потерпит крах (и Турция грозит сорвать его), то у ЕС будет еще меньше стимулов для продолжения переговоров о вступлении.

Такие ведущие страны ЕС, как Франция и Германия, решительно выступают против членства Турции в ЕС. Они заявили, что в случае необходимости смогут немедленно использовать свое право вето. Прошлой зимой в рамках сделки Меркель и Эрдогана Турции обещали предоставить безвизовый режим, что стало главным аргументом сторонников «Брексита». Но это обещание не было выполнено, потому что ЕС не приемлет драконовского антитеррористического законодательства Эрдогана. ДПН и НРП выступают против плана Эрдогана по изменению полномочий президента.

Они рассматривают это как попытку президента приобрести почти диктаторские полномочия за счет парламента и представительной демократии. Из-за политики последних 15 лет Эрдогана часто сравнивают с Владимиром Путиным, авторитарным президентом России. Они отмечают безраздельный контроль Эрдогана над вооруженными силами, «очищенными» после серии судов над предполагаемыми заговорщиками, его контроль над государственными средствами массовой информации, манипулирование судебными органами и недавнее увольнение Ахмета Давутоглу, умеренного премьер-министра из ПСР, который критиковал предложенные конституционные изменения.

Мерал Даниш Бешташ из ДПН сказала, что новый административный указ правительства представляет еще большую угрозу для независимости судебной системы. «Судьи и прокуроры, которые принимали решения, угодные правительству, получили повышение, а те, кто принимал решения наперекор ПСР, были уволены», — сказала Бешташ. Оппозиционные группы также раскритиковали проекты мер, представленных в парламенте на этой неделе.

Эти меры позволят расширить правовые иммунитеты членов вооруженных сил, участвующих в антитеррористических операциях. Турецкие силы безопасности обвиняют в незаконных убийствах и других злоупотреблениях на юго-востоке, где с октября прошлого года погибли или были перемещены тысячи боевиков РПК и мирных граждан. Критики говорят, что новые способы защиты армии равносильны безнаказанности.

The Guardian, Саймон Тисдалл, пепевод ИноСМИ