Гюлен или «Фронт ан-Нусра»: кто стоял за расстрелом Андрея Карлова

467

Турецкий полицейский Мевлют Мерт Алтынташ, убивший российского посла Андрея Карлова, не являлся террористом-одиночкой и мог быть связан с одной из сирийских экстремистских группировок – в частности, с «Джебхат Фатах аш-Шам» (бывший «Фронт ан-Нусра», признан террористической организацией в РФ, Турции, а также на уровне ООН).

Такое мнение высказал в беседе с нами эксперт Международный центр стратегических исследований Турции Керим Хас.

По словам нашего собеседника, целью внешних сил, стоящих за убийством дипломата, было обострение российско-турецких отношений. Однако пока и Москва и Анкара ведут конструктивный сдержанный диалог – это дает надежду на то, что нового кризиса удастся избежать.

В пользу «сирийской» версии говорят, в частности, слова самого Алтынташа, которые он выкрикивал во время нападения на посла в галерее в турецкой столице. Он, как известно, называл свои действия местью за Алеппо, обещая не дать «наслаждаться безопасностью» никому, кто подвергает опасности его «братьев».

«Одиночка не мог осуществить подобное, – уверен Керим Хас. – Что же касается связи с другими группами, то понятно, что речь идет, скорее всего, о сирийских группировках, о «Фронте ан-Нусра». Также вероятно, что он был связан с организациями, которые признаны террористическими в России, но не рассматриваются в таком качестве Турцией, – например, «Ахрар аш-Шам». Эти силы, в основном, недовольны российскими действиями в Сирии, в частности, операцией по взятию под контроль Алеппо. В этом городе, как мы знаем, активно действовали именно боевики «Фронта ан-Нусра».

Еще одна озвучиваемая в турецких СМИ версия – связь Алтынташа с организацией Фехтуллаха Гюлена (FETO). Этого проживающего в США опального проповедника власти Турции уже обвинили в организации июльской попытки госпереворота в стране. На его же сподвижников была возложена и ответственность за сбитый турками в ноябре прошлого года российский Су-24.

Однако сейчас, считает Керим Хас, версия о причастности FETO малоправдоподобна. «Официальные лица Турции пока не говорят об этом, – напомнил эксперт. – Известно, что убийца начал работать в полиции два с половиной года назад. Что это значит? Сторонники Гюлена стали подвергаться преследованиям после коррупционного скандала конца 2013 года. Если Алтынташ начал работать в полиции в середине 2014-го, то это приходится как раз на то время, когда турецкие силовики очень подозрительно относились к кадрам, проверяли информацию по всем полицейским. Все предполагаемые сторонники Гюлена к тому моменту были уволены. Поэтому вероятность связи Алтынташа с FETO мала».

Напомним, что убийца российского посла был ликвидирован в ходе перестрелки после прибытия полиции. По имеющимся данным, 22-летний Алтынташ на момент трагедии не был при исполнении обязанностей (Эрдоган сказал, что Алтынташ был действующим сотрудником полиции, о том, что он был уволен написал один из турецких обозревателей спустя короткое время после убийства - исправление МК-Турция). Однако использовал удостоверение, чтобы пройти на открытие выставки, где выступал дипломат. Убийца служил в спецназе, используемом для разгона демонстраций, а до работы в полиции учился в одной из школ, которые были созданы при содействии FETO (опять же Эрдоган сообщил о том, что убийца учился в обычной государственной средней школе - исправление МК-Турция).

По горячим следам были задержаны родственники Алтынташа: мать и сестра. Впрочем, они пока света на обстоятельства трагедии не пролили, лишь подтвердив, что убийца посла даже в Сирии не бывал.

В любом случае, кто бы ни стоял за Алтынташем, основной целью убийства посла было ухудшение российско-турецких отношений, отмечает эксперт. «Кроме того, целью было перенести хаос из Сирии и Ирака в Турцию, – подчеркивает Керим Хас. – Сейчас же, судя по всему, и Россия, и Турция воспринимают произошедший теракт как общий вызов, общую угрозу для обеих стран и региона. Поэтому реакция на трагедию одинаковая. И это большой плюс, это сильно отличает текущую ситуацию от событий ноября прошлого года, когда был сбит Су-24. Видно, что стороны стараются избежать нового кризиса».

«Полагаю, что даже если к убийству причастен «Фронт ан-Нусра», за самой этой группировкой стоят другие внешние силы, – продолжает эксперт. – Мы пока не можем сказать, какие конкретно. Но очевидно, они не желают, чтобы Турция и Россия взаимодействовали на сирийском направлении. Яркий индикатор того, как наши страны относятся к случившемуся – трехсторонняя встреча России, Турции и Ирана в Москве 20 декабря. Она не только не была отменена – была также заявлена общая пресс-конференция по ее итогам. Так что Москва понимает, что речь идет о провокации».

Впрочем, на отдельные аспекты двусторонних отношений убийство дипломата может повлиять – в частности, на скорость отмены введенных ранее Россией санкций против Турции. «Помимо этого, Москва может захотеть, чтобы Анкара закрыла глаза на дальнейшие российские действия в Сирии, например, в Идлибе, – считает эксперт. – Это вполне возможно. Но кризиса в политических взаимоотношениях не произошло».

Московский Комсомолец