Почему Турцию ждут досрочные выборы?

238

Несмотря на упорную риторику президента Реджепа Тайипа Эрдогана о проведении выборов «вовремя» (в ноябре 2019 года), его партнёр по альянсу лидер Партии националистического движения (ПНД) Девлет Бахчели предложил провести досрочные выборы.

И вот вчера, после их встречи, неожиданно (а для кого-то вполне ожидаемо!) Эрдоган заявил, что досрочные парламентские и президентские выборы в республике состоятся 24 июня 2018 года.

Главный редактор Hürriyet Daily News Мурат Йеткин ещё до новости о принятом решении проанализировал факторы, которые могут способствовать досрочным выборам.

В своей статье он напоминает слова Бахчели о том, что стране не стоит дожидаться 3 ноября 2019 года. «Его аргументация состояла в том, чтобы как можно скорее перейти к президентской системе, которая в прошлом году была одобрена на референдуме. Это говорит о том, что Бахчели хочет как можно скорее создать новый парламент, сформированный в результате избирательного альянса с правящей Партией справедливости и развития Эрдогана (ПСР), на фоне опросов общественного мнения, в которых альянс едва набирает 50%», - отмечает автор.

При этом журналист считает, что существуют факторы, способствующие досрочным выборам. Одним из них является экономика: экономика Турции быстро растёт, последние цифры за 2017 год показывают рост на 7,4%. «Но дефицит текущего счёта, инфляция и долг частного бизнеса растут, и обесценивание турецкой лиры против доллара США и евро кажется невозможно остановить», - добавляет он. При этом экономическая неопределённость может повести за собой и рост политических рисков.

Вторым фактором является турецкая военная операция в Африне, направленная на устранение пограничной зоны угроз, создаваемых курдскими Отрядами народной самообороны (YPG). Она вызвала рост националистических и популистских настроений в Турции, что привело к увеличению потенциала как ПСР, так и ПНД, подчёркивает автор. Но операция в настоящее время закончилась, и будущие цели, которые указал Эрдоган, скорее всего, будут согласовываться с Россией и США, считает он. Поэтому «исчезновение эффекта Африна» может привести к падению потенциала объединения партий.

Ещё одним явным фактором, по мнению журналиста, является риск возникновения других альянсов оппозиционных партий. В частности, беспокойство может вызвать объединение левых и правых партий, что может значительно увеличить их потенциал на выборах, заключает он.