Может ли Эрдоган выиграть в первом туре?

282

До ключевых выборов в Турции осталось шесть дней. Самый важный вопрос заключается в том, будет ли президент Реджеп Тайип Эрдоган переизбран в первом туре 24 июня.

Победа Эрдогана в первом туре зависит от трёх основных факторов, пишет главный редактор англоязычной версии газеты Hürriyet Мурат Йеткин и перечисляет их:

1 . Способность оппозиционного альянса, сформированного Народно-республиканской партией (НРП), «Хорошей партией» и «Партией счастья» (SP), привлекать голоса от альянса правящей Партии справедливости и развития (ПСР), Партии националистического движения (ПНД) и Партии Великого Единства (BBP).

2 . Способность прокурдской Демократической партии народов (ДПН) привлекать курдских избирателей из круга ПСР.

3 . Способность националистической ПНД вернуть голоса, перешедшие к «Хорошей партии».

«Начиная с последнего пункта, кажется, что в ПНД всё ещё есть потенциал для привлечения некоторых голосов, которые она проиграла "Хорошей партии", особенно в небольших избирательных округах с помощью указаний на перспективу возможных государственных постов и тендеров, если союз ПНД с ПСР продолжит существовать после выборов», - отмечает журналист. С другой стороны, между сторонниками «Хорошей партии» и их лидером Мераль Акшенер отмечается сильная связь. В то же время, подчёркивает Йеткин, существует вероятность того, что, если ПНД наберёт меньше 5% на выборах, её лидер Девлет Бахчели не сможет войти в парламент, и это может выделить Акшенер для правых и националистических депутатов в парламенте.

Способность ДПН привлекать курдские голоса от ПСР - это большой вопрос, считает автор. Некоторые полагают, что курдские избиратели ПСР (примерно половина всех курдских голосов – ред.) могут перейти к ДПН или воздержаться от голосования в связи с союзом Эрдогана с националистической ПНД, а также из-за крупных военных операций на востоке и юго-востоке против запрещённой Рабочей партии Курдистана (РПК). Но эти прогнозы могут быть ошибочными по некоторым аспектам: основной мотивацией курдских избирателей ПСР являются не курдские националистические чувства, а исламская вера, традиционный образ жизни и возможности получения дохода, которые, по их мнению, легче найти, поддерживая ПСР.

Поэтому было бы удивительно, считает Йеткин, если произойдут значимые сдвиги электората от ПСР к ДПН, особенно на фоне спекуляций о нарушениях в голосовании в восточных и юго-восточных провинциях (которые отрицаются правительством – ред.). «Ещё одним ключевым фактором, определяющим результаты выборов, является то, сможет ли возглавляемый НРП альянс получить голоса от возглавляемого ПСР альянса», - пишет автор. Тот факт, что кандидат в президенты от НРП Мухаррем Индже оказался более популярным, чем ожидалось, и является самым большим сюрпризом этой избирательной кампании. Возможно, эта ситуация и привела к преувеличенным прогнозам относительно результатов выборов. Однако реальность такова, что Индже удалось консолидировать голоса НРП. При этом альянс правящей партии привлёк ряд религиозных сект и общин, подчёркивает Йеткин.

Озер Сенджар, глава уважаемой исследовательской компании MetroPoll, недавно сказал, что оппозиция, вероятно, не сможет забрать себе голоса консервативных избирателей, предположительно, остающихся верными Эрдогану в нынешних обстоятельствах. Такая точка зрения вполне может существовать, считает журналист. «Хотя это пока не должно восприниматься как должное, никого не должно удивлять, если Эрдогану удастся одержать победу в первом туре президентских выборов 24 июня», - заключает Йеткин.