Значение выборов в Турции

189

На протяжении более десяти лет выборы в Турции были соревнованием, которое неизбежно заканчивалось победой Эрдогана. Однако на этот раз результат далеко не предрешён. Напротив, возможны различные результаты.

Об этом пишет колумнист Синан Юльген для Carnegie Europe. Он отмечает, что доминирующим сценарием в настоящее время является победа Эрдогана в президентской гонке, возможно, во втором раунде, который состоится через две недели после голосования 24 июня, и раскол парламента, в котором правящая Партия справедливости и развития (ПСР) может потерять своё большинство.

Этот сценарий «совместного проживания» станет новым явлением для турецкой политики, считает он. Многие опасаются, по словам автора, что результат приведёт к новым выборам.

Но встречный аргумент заключается в том, подчёркивает Юльген, что у президента будет стимул в этих обстоятельствах найти modus vivendi (временное решение) с парламентом, который он не контролирует. «Несмотря на то, что Эрдоган не особенно известен своим консенсуальным стилем руководства, он не будет склонен рисковать потерять один срок, идя на досрочные выборы. Поэтому несколько удивительно, что политическая система, которая предназначена для мажоритарности, может привести к более консенсусной политической культуре», - обращает он внимание.

По данным колумниста, критический порог для Эрдогана в первом туре президентских выборов составляет около 47%. Если он получит более 47% голосов в первом туре, он, скорее всего, выиграет второй тур, констатирует автор.

Но ниже этого порога исход становится гораздо менее определённым, с улучшенными перспективами для оппозиционного кандидата Мухаррема Индже от Народно-республиканской партии (НРП).

«В результате его политики идентичности и поляризационной тактики Эрдоган, по сути, смог консолидировать существенно большую, но незначительно недостаточную долю национального голосования. Его стиль политики и эффективность кампании были достаточны для победы в парламентской системе», - пишет журналист.

Но теперь переход к президентской системе выявляет необходимость кандидатов получить 50% плюс один голос. По мнению Юльгена, именно здесь сохраняющаяся политическая поляризация становится препятствием. Хотя это помогает закрепить поддержку в более естественном избирательном округе Эрдогана, это создаёт, возможно, разрыв с остальной частью турецкого государства, считает он. Это будет дилеммой Эрдогана во втором туре голосования.

В свою очередь, задача оппозиционного кандидата будет не менее сложной. Ему нужно будет собрать голоса всей оппозиции во втором раунде. Его задачей будет убедить националистическую базу «Хорошей партии», приводит пример автор.

«Второй вероятный сценарий-это явная победа Эрдогана и его правящей партии. Озабоченность по поводу этого исхода является серьёзным ослаблением любых оставшихся сдержек и противовесов исполнительной власти, что в конечном итоге приводит к дальнейшей эрозии демократических полномочий Турции. Тем не менее, турецких избирателей может тронуть аргумент о политической стабильности с парламентским большинством, полностью соответствующим президентской власти», - отмечает Юльген.

Наконец, по словам колумниста, третий и наименее вероятный сценарий - это прямая победа оппозиции как в президентских, так и парламентских выборах, что равносильно перестройке политической системы власти, созданной за последние шестнадцать лет.

Это сценарий с гораздо более богатым набором последствий для внутренней и внешней политики Турции, подчёркивает он.

Например, оппозиционный альянс обещал отменить чрезвычайное положение, укрепить верховенство права и основные свободы, реформировать судебную систему и вернуться к парламентской демократии.

«Что касается внешней политики, то новое руководство, скорее всего, примет более прозападную риторику, подкреплённую его программой реформ внутри страны. Однако любое долгосрочное улучшение отношений Турции со своими партнёрами на Западе будет зависеть от более высокой степени восприимчивости к обоснованным требованиям Анкары о более эффективном сотрудничестве Запада в решении проблем, связанных с национальной безопасностью и экономической политикой», - заключает Юльген.