Как отразятся санкции США против Ирана на Турции

139

У вновь избранного президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана экономическая и внешняя политика станут двумя приоритетными направлениями, требующими немедленного внимания.

Такого мнения придерживается колумнист Hürriyet Барчин Йынанч, отмечая, что санкции США в отношении Ирана являются одним из вопросов, которые касаются обеих областей.

Она напоминает, что президент США Дональд Трамп объявил в мае, что США выходит из ядерной сделки 2015 года и движется к возобновлению санкций против Тегерана.

«Первоначальный раунд американских санкций против Ирана вступит в силу 4 августа, ориентируясь на иранский автомобильный сектор, а также торговлю золотом и другими ключевыми металлами. 4 ноября, как ожидается, будут введены дополнительные санкции, направленные против энергетического сектора Ирана и Центрального банка Ирана», - пишет автор.

Между тем, торговые войны, спровоцированные Трампом, которые могут повредить торговле Европейского Союза, будут иметь негативные последствия для турецкой экономики, считает журналист. По её мнению, если торговые войны приведут к росту протекционизма, что в конечном итоге приведёт к глобальной рецессии, то Турция пострадает гораздо сильнее, так как столкнётся с хрупкостью экономики.

В этом контексте важнейшее значение имеет торговля Турции с соседним Ираном, в которую также входят нефть и газ.

«Турция предупредила США, что эмбарго, введённое в отношении Ирана, является "ошибкой“, и Вашингтон” не имеет права" принуждать другие страны к выполнению своего одностороннего решения», - цитирует Йынанч заявление министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу.

Она добавляет, что Чавушоглу подчеркнул, что США могут принять решение, но не вправе навязывать это решение другим странам, а Турция будет придерживаться своей принципиальной позиции.

«Тем не менее, 7 июля директор Государственного департамента по планированию политики Брайан Хук заявил, что администрация Трампа без колебаний накажет иностранные компании, которые не соблюдают санкции», - отмечает колумнист.

В этом отношении трудно понять, подчёркивает автор, как Турция «продолжит» свою «принципиальную позицию», особенно в свете дела Halkbank.

Йынанч напоминает, что в предыдущий период санкций, который длился с 2012 по 2015 год, Турция добилась определённых исключений как для своих компаний, ведущих бизнес с Ираном, так и для деятельности Halkbank. По сути, именно благодаря Halkbank турецкие компании смогли продолжить своё присутствие в Иране.

Halkbank был достаточно последовательным в торговле других стран с Ираном: например, Индия использовала Halkbank, чтобы заплатить Ирану за нефть.

«Но, по данным США, Halkbank вышел за рамки манёвренной комнаты, которую Турция официально обеспечила через переговоры с бывшей администрацией Обамы», - пишет Йынанч.

В январе прошлого года Мехмет Хакан Атилла, бывший заместитель генерального директора Halkbank, был признан виновным в сговоре с другими лицами с целью уклонения от санкций США, использования финансовой системы США для проведения запрещенных сделок от имени иранского правительства и других иранских организаций, а также обмана финансовых учреждений США путём сокрытия истинного характера этих сделок.

В свете обвинительного приговора Казначейство США и Министерство юстиции, как ожидается, оштрафуют Halkbank после приговора Атиллы, который был объявлен в мае прошлого года.

Эксперты предположили, что объявление о штрафе Halkbank было отложено после выборов 24 июня в Турции, замечает журналист. Это означает, считает Йынанч, что штраф, который Казначейство США и Министерство юстиции оценят на Halkbank, станет публичным в течение нескольких недель.

«Непосредственный эффект на экономику в краткосрочной перспективе будет зависеть от размера штрафа. Это, безусловно, вызов для экономики. Последствия торговли с Ираном также будут иметь решающее значение, поскольку турецким компаниям будет трудно реализовать свои финансовые операции со своими иранскими коллегами», - подчёркивает она.

Главным вопросом, по мнению автора, здесь является вероятность того, что Турция сможет добиться некоторых исключений от США, но, учитывая количество проблемных вопросов между странами, это маловероятно.