Хочу — казню. Хочу — милую

2

Ублюдок Брейвик убил 76 человек, получит максимум 21 год тюрьмы. Комфортабельной. Платон Лебедев (ЮКОС) потерял штаны, должен сидеть еще 6 лет, отсидев уже 8. Разница слишком велика, правда? 

Хорошо, если бы это была принципиальная разница между Россией и Норвегией. Там любому убийце максимум 21 год. Здесь любому потерявшему штаны... Но принципиальная разница между Норвегией и Россией совсем в другом. Там — любому, а у нас — выборочно.

Лебедев получил 14 лет за недоплату налогов с проданной нефти и за то, что украл эту же нефть. Могли бы дать 100 лет (в Америке могут дать 300), но дали 14 «именем Российской Федерации».

И по закону, отсидев больше половины, он имеет законное право на условно-досрочное освобождение (УДО). Суд, конечно, вправе отказать. Но для этого должны быть аргументы.

Если у человека украли штаны, он, конечно, виноват (не берёг казённую одежду). Cправедливо было бы взыскать с него стоимость штанов или десятикратную стоимость (как за утраченную библиотечную книгу).

Но вынести судебное решение «именем Российской Федерации», что за это он должен сидеть еще 6 лет?

Вдобавок он курил, где не положено! Ну и что? Лишите его компота, оштрафуйте...

Для того чтобы «именем РФ» держать в тюрьме, надо предъявить (не только зэку, но и народу) весомые, признаваемые обществом аргументы. А еще надо, чтобы общество видело равенство всех перед законом. Перед любым законом, независимо: жестокий он или мягкий.

За время правления президента Башкирии Рахимова страна «потеряла» миллиарды долларов. (Страна потеряла, а сын Рахимова нашёл.)

Допустим, Лебедев действительно причинил стране тот ущерб, в котором его обвинили. Порядок сумм примерно совпадает — миллиарды.

И что же? Рахимову — орден «За заслуги перед Отечеством» I степени, пенсию и охрану, а этому — 14 лет лагерей (ну и, конечно, охрану). Нечестно.

Есть страны, где за воровство отрубают руки, за наркотики казнят. Но это — всем. А если за одно и то же: одному орден, а другому тюрьма, — мы понимаем: один преступник нравится нашей власти, а другой нет.

А если наша власть, не считаясь с законом, выбирает: кого казнить, кого миловать, то она, значит, и себе готова всё простить и орден получить.

Если одного сажают на годы за то, что выкурил сигарету в неположенном месте; а того, кто построил дворец в неположенном месте (в заповеднике), — выбирают президентом... Это называется произвол. Если это произвол фараона — это честный откровенный произвол. Если это делают под гордые декларации о правовом государстве — это бесстыдство и лицемерие.

Многим понятно, что эта история давно перестала быть историей ЮКОСа, историей олигархов. Теперь это история судебной расправы по приказу верховной власти («именем Российской Федерации»).

Но Российская Федерация — это не только Путин, не только тандем, не только режим. Это сто с лишним миллионов взрослых граждан. Они же не слепые. Они же видят, как власть ежедневно позорится. Полковники-педофилы, депутаты-педофилы, прокуроры — крышеватели притонов, полицейские-убийцы, налоговые инспектора-мультимиллионеры... Ребята, вы что делаете? Вы не замечаете, что доверие к власти подорвано даже у тех, кто смотрит телевизор и не читает газет?

Эту моральную катастрофу власти понимают не только некоторые простолюдины. Эта катастрофа еще понятнее людям власти. Она им очевидна. Всем. Особенно тем, кто ворует и берёт взятки. Они, конечно, утешают себя: мол, не пойман — не вор. Но ведь это внешне. А внутри себя вор точно знает, что он вор. Вот они и хапают еще и еще, в бессмысленной надежде забетонировать миллиардами гнилое болото своей души. Вот они и пьют, и летают по всему миру, и покупают виллы и «художественные ценности», и играют на бешеные деньги, чтобы некогда было думать, чтобы упасть и уснуть.

А тот, кто, находясь во власти, не ворует, всё равно всё знает и видит. И он всё равно соучастник, потому что знает и молчит.

Но иногда, видать, гирька до полу доходит. Любовь Слиска, вице-спикер Государственной думы от «Единой России», публично высказалась насчёт отказа Лебедеву в УДО: «То, что два дня происходило в этом суде, к сожалению, стало наглядным свидетельством разрушения нашей правоохранительной системы. Иначе как вызывающим раздражение спектаклем я это назвать не могу. Я не считаю эти аргументы вескими для отказа в УДО — не важно, Лебедев это или кто-то другой. И мне стыдно, что были найдены такие основания для отказа — это принижает нас как правовое государство». 

Это заявление было немедленно истолковано так, что Слиска больше не будет избираться в Госдуму. (То есть ее позицию объяснили так же, как позицию Миронова, который стал боевым оппозиционером после того, как его выгнали из председателей СФ.)

Мы позвонили Слиске в Госдуму:

— Любовь Константиновна...

— Я понимаю, чем вызван ваш звонок. Я сказала то, что думаю. И вовсе не потому, что якобы ухожу из Думы или из «Единой России». Мое мнение по поводу судебного фарса — это мнение гражданина и юриста. Оно не зависит от привходящих обстоятельств.

★★★

Штаны и курение — ничтожный предлог. Неужели было трудно найти что-нибудь более весомое? Убийство какое-нибудь, переписку с террористами...

Но даже если бы Лебедев (ЮКОС) вёл себя идеально, суд всё равно бы его не выпустил. Вспомните Бахмину (ЮКОС). Колония дала ей безупречную похвальную характеристику; прокуратура соглашалась, что можно отпустить по УДО. Бахмина была наглядно беременна — пузо лезло на нос. И она уж точно никого не убила. И всё равно не выпустили. Рожала в зоне. А Лебедев даже не беременный. И характеристика плохая.

По закону вторично просить УДО можно не раньше чем через 6 месяцев. Это будет начало 2012 года — прямо под президентские выборы. Можно даже и не просить. Тот, кто станет президентом, не выпустит.

Александр Минкин, рисунок Алексея Меринова, Московский Комсомолец