Америка чихнула. Что теперь произойдет с Россией?

3

Эйфория по поводу договоренности демократов и республиканцев в США о повышении потолка госдолга вряд ли продлится долго. Потому что решение одной проблемы означает появление других. В том числе и для России.

Вначале хорошая новость: президент США Барак Обама заявил, что лидеры Демократической и Республиканской партий согласовали план по повышению предельного уровня государственного долга на $2,1 трлн. и снижению бюджетного дефицита на $2,5 трлн. в течение ближайших десяти лет.

Теперь плохая: план принят, но его еще должен одобрить конгресс. Голосование в сенате и палате представителей прошло в ночь с воскресенья на понедельник. И его итоги вовсе не были однозначны. Конгрессмены, конечно, сознают ответственность за свое решение, но все же у них парламент — место для дискуссий, поэтому всякое может быть.

Для мировой экономики тоже есть хорошая новость — полноценного дефолта уже точно не будет. А скорее всего не будет и технического. Значит, нового мирового кризиса удастся избежать.

Плохая новость — проблемы, которые и вызвали угрозу дефолта, будут решаться за счет всего мира. Уже вряд ли можно сомневаться в том, что меры по экономии будут сопровождаться печатанием долларов. Аналитики Citi считают, что в случае одобрения конгрессом плана печатный станок придется включить уже в первом или втором квартале 2012 года. Значит, нас ждет долговременная девальвация доллара со всеми вытекающими: ростом стоимости сырьевых активов, номинированных в долларах, усиливающейся инфляцией, а главное — ростом недоверия к мировой валюте и связанная с этим неустойчивость мировой экономики.

Для России хорошие новости заключаются в том, что в ближайшее время ее экспортные товары будут в цене. Это касается не только нефти, но и золота, и продовольствия. Значит, время и запас прочности для структурных реформ есть.

Плохая новость заключается в том, что времени этого немного — нет никаких гарантий, что высокие цены сохранятся, скажем, до 2013–2014 годов. А в период выборов никакие реформы, разумеется, проводиться не будут.

Более того, анестезия высоких цен на нефть маскирует серьезную проблему вытеснения отечественных товаров импортными. Дешевый доллар (а вслед за ним, возможно, и евро вступит в войну девальваций, благо предпосылки к его падению есть) означает, что у производителей товаров для внутреннего рынка нет никаких шансов. Правда, импортное оборудование для модернизации тоже подешевеет, но проблема в том, что модернизацию многие предприятия уже провели во время предыдущего укрепления рубля в 2004–2007 годах, сейчас с финансами после кризиса плохо.

Отсутствие финансовых ресурсов и реформ может помешать России заработать на росте продовольственных цен. Природные катаклизмы последних лет, помноженные на поиск «вечных ценностей», уже обратили внимание биржевых спекулянтов на продовольственные товары. Всем памятно, как в прошлом году им удалось заработать на фьючерсах на пшеницу порядка 60% за три месяца. Россия уже сейчас один из крупнейших мировых игроков на этом рынке. Однако может вылететь из пула в любой момент, если будет заменять необходимые сельскому хозяйству реформы — от появления нормального рынка земли до возникновения крупных агрохолдингов с современными методами интенсивного землепользования — введением эмбарго.

Однако самая большая беда для России — утрата доверия к доллару. Потому что в этом случае говорить о полноценном росте мировой экономики не приходится, а вот с инфляцией и ростом ставок все будет, к сожалению, в порядке. Так что ни о каких дешевых западных кредитах еще долго не придется говорить, а это означает проблемы и для российской банковской системы, и для российских крупных предприятий. Не стоит надеяться и на приток инвестиций: когда мир летит в тартарары, инвесторы ищут «тихие гавани», а не приключений на рисковых рынках. В таком случае шансы имеют Швейцария, чья валюта пользуется сейчас бешеным ажиотажем, и Япония, которой, по мнению инвесторов, падать уже просто некуда.

Исходя из этих соображений, можно представить возможный сценарий ближайшего будущего. Сейчас, на волне эйфории, российский фондовый рынок может пережить одно из сильнейших ралли в своей истории. Нефть будет дорожать, золото дешеветь, аналитики наперебой начнут прогнозировать рекорды для индекса РТС. Дебаты о российском бюджете все чаще будут сопровождаться требованием повысить расходы — и правительство все чаще будет к этим требованиям прислушиваться. Граждане опять будут страдать от растущей инфляции, при этом надеяться на рост зарплаты смогут разве что банковские работники и сотрудники нефтяных компаний.

Но спустя некоторое время ралли на сырьевых рынках закончится. Потому что проблемы долга США никуда не делись, потому что сокращать расходы американского бюджета все равно придется, а это означает падение нефтяных цен. Причем не исключена ситуация, когда падение доллара и падение нефтяных цен будут идти одновременно.

Впрочем, не исключено, что мировая экономика постепенно приспособится к слабеющему доллару. Инвесторы сообразят, что долг США гораздо ниже не только греческого или испанского, но и японского (причем 40% долга — это практически обязательства федерального бюджета перед самим собой). А спекулянты с удовольствием заработают на «плавной девальвации». Мировая экономика привыкнет к новым рискам, и российский рынок в связи с этим перестанет быть опасной экзотикой.

В этом случае гражданам будет казаться, что главная беда — это рост цен. Найдутся и аналитики, которые «схлопывание» большей части промышленности до нефтегазовой и потребительского сектора объяснят «вступлением России в постиндустриальную эпоху». Этот сценарий — один из худших, потому что предполагает окончательное превращение российской экономики в сырьевую экономику страны третьего мира. Но, к сожалению, он самый соблазнительный, потому что превращение будет идти медленно и почти безболезненно. А, как показывает опыт, общество практически всегда выбирает тот вариант, в котором ему комфортнее.

Татьяна Рыбакова, Московский Комсомолец