"Наша Жанна д’Арк" | В Академии наук Прохорова хвалили за пассионарность и ругали за мягкотелость

68

То, что накануне казалось пиар-ходом, демонстрирующим независимость Прохорова от Кремля, на деле оказалось концом политической карьеры олигарха.

Мероприятие в Академии наук планировалось как пафосное, а большинство его гостей утром еще не знали, что это уже не съезд, Прохоров больше не лидер партии, а подавляющее число делегатов заседают совершенно в другом месте. Нарядные приглашенные постепенно подтягивались к залу и перекусывали, а минут за сорок до начала мероприятия пришел Евгений Ройзман в джинсах и мятой розовой майке и принялся раскрывать окружающим глаза на происходящее.

«Правого дела» больше не существует, оно себя дискредитировало, — повторял он на лестницах и в холлах. — Еще вчера я и Прохоров написали заявления о выходе из этой партии, сегодня это сделают остальные честные люди. Мы хотели заняться политикой, а нам навязали мышиную возню и тараканьи бега. Это сделала Администрация Президента. Здесь сегодня пройдет не съезд, а просто слет сторонников Прохорова. Съезд идет в другом месте, но он нелегитимен, там только те, кто имеет что-то общее с Богдановым«.

Корреспондент «МК», свежий номер которого, кстати, распространялся на мероприятии, задал Ройзману очевидный вопрос: в 6 часов вечера среды Прохоров заявил, что все контролирует и никуда не уходит, а ориентировочно в 10 пишет заявление об уходе. Что случилось за эти 4 часа? Ройзман ответил резко: «Вы лучше нас об этом знаете!» Чуть позже пришлось адресовать этот же вопрос самому Прохорову.

Гости постепенно начали прозревать и давать свои комментарии. «Для меня „Правое дело“ — там, где Прохоров. Никогда не вступала в партии, а тут захотела вступить, — сказала Алла Пугачева „МК“ на лестнице по пути в Большой зал РАН. — Честно признаюсь, на меня давили, просили этого не делать».


фото: Наталия Губернаторова

Леонид Ярмольник назвал происходящее вокруг партии цирком, а Андрей Макаревич, грустно улыбаясь, поведал, что хотел поддержать «Правое дело», а теперь не знает... И, вероятно, задумался над новой песней об обманутых надеждах. А наиболее красноречивым оказался актер Евгений Миронов: «Впервые за долгие годы у нас появился политик, который высок, подтянут и спортивен. Но главное — он действительно верит, что России можно помочь. Он хочет не конфликта и не власти — он хочет пригодиться Родине. Я как актер чувствую, что это у него — искренне. Такого человека не хватает системе. Поэтому, несмотря на то, что сегодня я открываю свой театр и очень занят, я счел своим долгом приехать и поддержать его».

Наконец, всех пригласили в зал. Мероприятие вел ставший уже легендарным начальник прохоровского штаба методолог Рифат Шайхутдинов. Это он, как уже писал «МК» в материале «Прохорова окрутили политсектанты», навязал олигарху идею всех разогнать и выстроить партию заново, и теперь подвел итог: «Мы больше не называем это ни съездом, ни партией. Это просто встреча сторонников Михаила Дмитриевича».

Прохоров сорвал сочувственные аплодисменты и был краток: «Я призываю всех выйти из кукольной кремлевской партии „Правое дело“. Она не имеет права участвовать в выборах. Я хотел бороться, но мне каждый день звонили из Администрации Президента и пытались внести каких-то людей в мои списки, моих региональных руководителей ловили на улице и тащили на собеседование в Кремль. В стране есть кукловод, который приватизировал политическую систему и систематически дезинформирует двух руководителей страны. Но я этого ему больше не позволю. Я встречусь с президентом и премьером и все им расскажу. И они его уволят, я этого добьюсь».

Пятиминутная речь напоминала монолог плачущего пятилетнего ребенка, который, утирая глазки кулачками, грозится нажаловаться мамке на несправедливого старшего брата. Потом Прохоров отвечал на вопросы.

— Вы будете создавать новую партию?

— Пока этим руководит Сурков — не буду, это бесполезно. А потом возможны любые варианты. Пока создадим общественное движение, которое не будет участвовать в выборах.

— Пойдете на какие-то из ближайших выборов?

— Я хочу сначала узнать позицию двух руководителей страны. Понять, что произошло с бывшей нашей партией. Мне на это потребуется от 7 до 10 дней. А потом я ничего не исключаю.

— Даже вхождения в Народный фронт?

Этого вопроса из зала Прохоров не заметил, зато далее последовал вопрос «МК», который уже задавался Ройзману. Но и Прохоров не ответил ничего внятного: «Я за эти часы понял, что с этой партией нам не по пути и нужно сохранять лицо. Мои друзья много денег пожертвовали на „Правое дело“, но теперь я потребую, чтобы эта партия все им вернула до копейки».

Впрочем, версию тех вечерних событий для «МК» все-таки изложила советница Прохорова Юлиана Слащева: «Ему позвонили и поставили условие: отказываешься от Ройзмана — сохраняешь партию за собой. Иначе либо уходи из партии, либо готовься защищаться. Прохоров понял, что сможет защитить только себя и еще трех-четырех человек. Остальных начнут прессовать, отнимать бизнес. И он написал заявление об уходе».

«Позор! При первых же трудностях спасовал! Светский мальчик из идеального мира узнал, что политическая борьба бывает жестокой, и заплакал. Как он с такой мягкотелостью бизнес-то сделал? — горячился один из гостей, доктор наук Владимир Черный. — Он же мог приехать на съезд в ЦМТ, устроить бой! А теперь получается, что он подставил людей, которые ему поверили, и дискредитировал бизнес, показав, что даже олигархи ни на что не способны».

Но этот критик был в меньшинстве. Большинство гостей считали Прохорова героем и мучеником. А режиссер Павел Лунгин даже сказал корреспонденту «МК», что Прохоров — наша Жанна Д’Арк.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Виталий ИВАНОВ, директор Института политики и госправа:

— Прохорова погубило то, что он заистерил и пробыл в истерике как раз те два дня, когда нужно было иметь холодную голову. Когда стало понятно, что съезд не готов подчиняться ему слепо, что Ройзмана — человека с криминальным прошлым — он в список не протащит.

Политик должен уметь искать компромисс, к которому, кстати, большинство было готово. Прохоров пошел в «Правое дело» для того, чтобы перейти из разряда куршевельского олигарха в более высокую моральную категорию, стать политиком федерального уровня, но вместо этого стал следовать дворовой, пацанской этике: «Пацан сказал — пацан сделал», которая в политике не всегда работает, а как правило — вредна. Он пообещал что-то Ройзману, потом несколько раз повторил клятву и стал упираться, пытаясь исполнить ее любой ценой, а тем самым загнал себя в угол, не оставил выхода из положения.

Апогея истеричное состояние достигло уже в четверг в Академии наук, когда Прохоров стал просто выставлять себя на посмешище: я пожалуюсь Путину, я пожалуюсь Медведеву, они всех накажут... Ну неужели в тандеме не следили за событиями вокруг «Правого дела»? Конечно, они были в курсе, и если тандем принял решение не вмешиваться — значит, никакие звонки Прохорова уже не подействуют. Пусть звонит хоть в «Спортлото», хоть в ООН. Это уже ничего не поменяет. Начал деньги назад требовать у партии... Ну посмешище! В итоге он не только не усилил свой авторитет, а оскандалился на весь белый свет и вышел в минус.

Многие обвиняют в провале его штаб, состоящий из странных людей. Но ведь он сам нанял этих людей и дал заморочить себе голову, охмурить, как ксендзы охмурили Козлевича. Ну кто глупее: дурак или тот, кто его слушает?

В итоге Прохоров записал на свой счет очередное поражение. Ведь его фиаско с партией нужно рассматривать в ряду других неудач последних лет. С энергетикой у него не задалось — пришлось продавать компанию, с биатлоном не заладилось — пошли у нашей сборной разгромы, баскетбольный клуб не блещет, медийные проекты не окупаются... У него последний был успех накануне кризиса, когда он удачно продал много акций, а с тех пор все не ладится.

У Прохорова есть умные друзья, которые наверняка скажут: Миша, ну хватит рыдать и жаловаться, прекрати ты выставлять себя дураком, позорить. Съезди за границу, погорюй там, а потом поищешь себе новый проект. Скорее всего — уже не в политике. Надеюсь, он послушает. Ведь сегодняшнее поведение позорит не только его, а всю политическую систему.

Михаил Зубов, Московский Комсомолец
Tеги: Россия